04 Августа 2020, 22:57
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Архип Осипов – первый русский солдат, имя которого было навечно внесено в список полка


Александр Хлудеев, член Орловского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ».

Российская армия насчитывает более 500 солдат и офицеров, навечно зачисленных в списки воинских частей. Возникла эта традиция в 1840 году. Первым русским солдатом, имя которого было навечно внесено в списки полка, стал Архип Осипович Осипов – рядовой 77-го Тенгинского пехотного полка, совершивший  свой подвиг во время защиты Михайловского форта Черноморской береговой линии 22 марта  (3 апреля нов. ст.) 1840 года в годы Кавказской войны.

Архип Осипович Осипов родился в 1802 году в семье крепостных крестьян. В 18 лет по рекрутскому набору он был отдан в солдаты и в 1821 году зачислен в Крымский пехотный полк. Через два года службы Осипов совершил побег, был пойман, возвращен в часть и приговорен к тысяче шпицрутенов. Не каждый мог это вынести, но Архип выжил и в дальнейшем служил примерно.

Он был удостоен  двух золотых шевронов «за беспорочную пятнадцатилетнюю службу» и двух серебряных медалей «за геройство» в войнах с Персией (в 1826-1928 г.г.) и Турцией (1828-1929 г.г.). В персидскую войну Осипов участвовал во многих сражениях, в том числе во взятии Сардар-Абада, а турецкую войну, принял участие в штурме Карса. С 1834г. Осипов служил на Кавказе, в Девятой мушкетерской роте 77-го Тенгинского пехотного полка, входившей в состав гарнизона Михайловского форта. По свидетельству сослуживцев, Архип  был бравый солдат, высок ростом, с серыми глазами, с продолговатым лицом, обрамленным темно-русыми волосами.

Форт Михайловский появился в устье реки Вулан в начале лета 1837 года. Он стал еще одним укреплением Черноморской береговой линии, которая играла особую роль в процессе укрепления Российской империи на Северном Кавказе и его Черноморском побережье. Она позволяла контролировать местные племена и препятствовала контрабанде оружия и боеприпасов для мятежников, которых активно поддерживала Турция и стоявшая за ее спиной Великобритания.

Михайловский форт представлял собой деревянно-земляное укрепление. Этим укреплением командовал штабс-капитан Николай Константинович Лико — выходец из православных греческих дворян Балаклавы. Весной 1840 года его гарнизон составляли две роты Черноморского линейного Пятого батальона, две роты Навагинского полка и две роты тенгинцев. В  Девятой пехотной роте тенгинцев и служил Архип Осипов. Комендант укрепления штабс-капитан Николай Лико был командиром черноморцев, командиром навагинцев был подпоручик Сомборский, а тенгинцами командовал подпоручик Краусгольд. Списочный состав гарнизона Михайловского форта был около 800 штыков, но в действительности под ружьем состояло всего около 480 человек, остальных унесли эпидемии и постоянные  схватки с контрабандистами и мятежниками.

Хотя отношения с местным населением были довольно дружелюбными, но из-за подстрекательства турок и англичан вооруженные провокации не прекращались. В конце зимы 1840 года местные племена решились начать боевые действия против Черноморской береговой линии. 7 февраля пал форт Лазарев (ныне Лазаревское в черте Сочи), в конце февраля — форт Вельяминовский (ныне Туапсе). Остальные укрепления начали готовиться к неизбежным штурмам, но многие из них, не могли оказать противнику серьезного сопротивления. Построенные наспех форты снабжались по остаточному принципу, сил гарнизонов на полномасштабную оборону не хватало. Оставалось уповать на мужество солдат и офицеров, и они проявили себя в этом наилучшим образом. Михайловское укрепление тоже готовилось отражать грядущее нападение. Незадолго до нападения один из местных жителей предупредил Николая Лико, что к его укреплению движутся крупные силы мятежников. Неприятель многократно превосходил по силам защитников Михайловского.

В начале  марта 1840 г. Лико узнал о том, что Лазаревское и Вельяминское укрепления пали и отряды мятежников количеством около 12 тысяч человек  движутся к Михайловскому форту. Штабс-капитан собрал на военный совет всех офицеров и нижних чинов и, ничего не утаивая, доложил о создавшейся ситуации. Все дали слово друг другу стоять насмерть, а Архип Осипов вызвался взорвать пороховой погреб в случае захвата неприятелем укрепления. По свидетельству рядового Иосифа Мирославского, к этому решению солдат пришел не случайно. Он серьезно готовил себя к самопожертвованию и сказал сослуживцам: Ну, если будет нападение, то я для России память великую сделаю. - Ты солдат, что ты можешь сделать? — ответили ему товарищи. - Я себя обрекаю на смерть и зажгу порох в погребе, — ответил Осипов.

О своей  инициативе он доложил и командиру. Не принуждая солдата к гибели, в присутствии всех офицеров и солдат крепости он спроси об этом у Архипа, и солдат подтвердил свое намерение. Гарнизонный священник, иеромонах  Паисий благословил рядового Архипа Осипова на подвиг и самопожертвование.  Пред гарнизонными иконами. Осипов перекрестился, поцеловал крест и присягнул в том, что уничтожит пороховой погреб, если мятежники захватят форт. Гарнизон Михайловского форта стал готовиться к смертельному бою. Служились молебны, солдаты исповедовались,  причащались и надевали чистое белье. С вечера 18 марта гарнизон занял боевые посты. Занял свой пост и Архип Осипов.

Мятежники появились под стенами Михайловского укрепления ранним утром 22 марта и сразу бросились на приступ. Несмотря на ожесточенную оборонительную стрельбу картечью, они сумели подняться на стену и завязать рукопашный бой. Однако надолго их порыва не хватило, через некоторое время атаковавшие откатились, не решаясь возобновить приступ. Защитники форта увидели, что вражеские пехотинцы заколебались, но в этот момент позади них появились всадники заградительного отряда, которые начали рубить своих отступавших. Оказавшиеся меж двух огней мятежники снова пошли на приступ. Ожесточенный бой кипел пять часов.

Командир гарнизона штаб-капитан Лико получил два пулевых и одно сабельное ранение, но, истекая кровью, продолжал командовать боем. Другие офицеры — поручики Тимченко и Безносов, подпоручик Краусгольд, прапорщики Ермолаев, Замборский и Смирнов — со славой погибли в неравной схватке. К  полудню толпы мятежников заполонили укрепление. И тогда Лико обратился к Осипову: «Делай свое дело!» — «Будет исполнено», — тотчас отозвался солдат. Получив благословение иеромонаха Паисия, он сказал: «Пора, братцы, кто останется жив, помните мое дело!»

С фитилем и гранатой в руках Осипов кинулся в пороховой погреб. Прогремел мощный взрыв -  три тысячи атакующих погибли на развалинах Михайловского. Мятежники не сразу пришли в себя, и это дало возможность  немногочисленным уцелевшим русским солдатам отойти на последний рубеж обороны, где они и сражались до двух часов дня. Только после этого их, израненных, не имеющих ни пороха, ни пуль, ни сил пойти в штыковую атаку, удалось взять в плен. Русскому правительству удалось высвободить пленных. Выжить в плену суждено было далеко не всем, но вернувшиеся и рассказали  о подвиге своего сослуживца Архипа Осипова.

Весть об этом дошла до Санкт-Петербурга. Узнав об этом, государь император Николай Первый, потрясенный случившимся, повелел навечно включить героя в списки Тенгинского полка как «первого рядового». Военный министр России граф Чернышев 8 ноября 1840 г. издал приказ №79, посвященный подвигу Архипа Осиповича Осипова: «Обрекая себя на столь славную смерть, он просил только товарищей помнить его дело, если кто-либо из них останется в живых. Это желание Осипова исполнилось. Государь император почтил заслуги доблестных защитников Михайловского укрепления в оставленных ими семействах. Для увековечения же памяти о достохвальном подвиге рядового Архипа Осипова, который семейства не имел, Его Императорское Величество высочайше повелеть соизволил сохранить навсегда его имя в списках Первой гренадерской роты 77-го Тенгинского полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках при спросе этого имени первому за ним рядовому отвечать: «Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении». Дата 22 марта навсегда стала в полку особой датой: в этот день в полковой церкви служили торжественную панихиду в память о герое и всех его товарищах.

Через три десятка лет на Северном Кавказе появились два памятника, увековечивших славу защитников Михайловского форта и рядового Архипа Осиповича Осипова. Первым в 1876 году стал чугунный крест, установленный на месте бывшего форта по инициативе великого князя Михаила Николаевича, бывшего в ту пору наместником Кавказа. Крест поставили такого размера и так, чтобы он был виден всем кораблям, проходившим вдоль берега Черного моря мимо устья реки Вулан.

Через пять лет во Владикавказе появился второй памятник, возведенный на средства офицеров и солдат 77-го Тенгинского полка. На передней его грани поместили икону Спасителя, на тыльной — приказ с описанием подвига рядового Осипова, а на боковых — бронзовые плиты с надписями: «Штабс-капитану Лико и рядовому Архипу Осипову» и «Погибшим во славу русского оружия в Михайловском укреплении 22 марта 1840 года». После Октябрьской революции его снесли - как наследие самодержавия.

В 1889 году станица Вуланская, на месте Михайловского форта, повелением императора Александра Третьего была переименована в Архипо-Осиповскую. 19 августа 1911 г. императором Николаем Вторым был утвержден нагрудный юбилейный знак 77-го пехотного Тенгинского полка. На нем был изображен Архип Осипов с фитилем в руках и надпись «Братцы, помните мое дело!»

30 апреля 2020 г.