03 Августа 2020, 18:00
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Петр Котляревский – легенда Российской армии. «Генерал-метеор» получил 40 ран в сражениях за царя и Отечество!


Александр Хлудеев, член Орловского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ».

Генерал Петр Степанович Котляревский – это легенда Российской армии. Его именовали «генералом-метеором» и «кавказским Суворовым». Пушкин сравнивал полководца с неодолимой стихией. Он выходил на бой с противником, превосходящим численностью его войска в 12-15 раз и неизменно побеждал, причем с потерями в сто раз меньше, чем побежденный враг.

В свой первый поход Петр Котляревский отправился в 14 лет, в 17 за храбрость был произведен в офицеры, а в неполные 30 лет стал генералом. О секрете своих побед Петр Степанович говорил так: «Обдумываю холодно, а действую горячо». А покровителями своими он считал Господа Бога и Русского Солдата.

Петр Степанович Котляревский родился 12 июня 1782 года в селе Ольховатка Куляпского уезда Воронежского наместничества. Его отец, хотя относился к древнему дворянскому роду, был сельским священником. И Петр, приготовляясь к священническому званию, поступил в духовный коллегиум. Однажды, ввиду непогоды, у них остановился  полковник Иван Петрович Лазарев, едущий на Кавказ за назначением по службе. Лазарев оценил таланты мальчика и рекомендовал отцу отдать его на военную службу, что более пристало дворянину.

В марте 1793 года приехал от Лазарева сержант Кубанского егерского корпуса,  сообщивший, что зачисленного в армию Петра Котляревского ждут на службе. Получив отцовское благословение, Петр поехал в Моздок. Лазарев  там командовал Четвертым батальоном Кубанского егерского корпуса. Котляревский был зачислен фурьером в батальон Лазарева 19 марта 1793 года. Через год, в 12 лет он получает звание сержанта. В 14 лет Котляревский участвует в Персидском походе (1796 год) русских войск и в штурме Дербента.

Прослужив шесть лет сержантом, в 1799 году Петр Котляревский  был произведен в подпоручики и назначен адъютантом к генерал-майору Лазареву, тогда уже шефу Семнадцатого егерского полка. Он сопровождал его в переходе через Кавказский хребет в Грузию, куда они были направлены по просьбе грузинского царя. Егеря форсированным маршем, перейдя за 36 дней через Большой Кавказский хребет, 26 ноября 1799 года вступили в Тифлис. Встреча русских войск сопровождалась необычайной торжественностью. Грузинский царь Георгий XII  вместе со всей своей семьей и свитой лично встретил Лазарева хлебом-солью за городскими воротами. В 1800 году  Котляревский принял участие в отражении двадцатитысячного отряда лезгин, подступивших к Тифлису. За эту победу он  получил чин штабс-капитана и орден Святого Иоанна Иерусалимского.

После смерти царя Георгия регентом грузинского престола стала его жена. Под благовидными предлогами Лазарев успел удалить из Грузии всех царских сыновей.  Оставалась лишь  вдова царя, женщина властного, крутого характера, не скрывавшая неудовольствия на то, что сын ее не получает царства. Лазарев получил известие, что царица решила бежать из Тифлиса. Он явился  к ней сам, и царица, наконец, выразила согласие ехать в Россию. Она  подозвала к себе Лазарева, чтобы проститься — и в тот же момент, выхватив кинжал, нанесла ему такой удар, что Лазарев тут же скончался. Царица была вывезена из Грузии, а 22 апреля 1803 года состоялись торжественные похороны генерала Лазарева в кафедральном Сионском соборе.

После трагической гибели Ивана Петровича Лазарева главнокомандующий на Кавказе князь Павел Дмитриевич Цицианов предложил Котляревскому стать его адъютантом, но Петр Степанович  просил направить его на строевую службу. И он получил под свою команду роту родного ему Семнадцатого егерского полка. Первую славу и первую рану капитан Котляревский получил в декабре 1803 года при штурме предместий Гянджи. Раненного в ногу капитана подхватил рядовой егерь Иван Богатырев, но он был убит. С поля боя Котляревского вывел молодой граф Михаил Семенович Воронцов (в будущем губернатор Кавказа, который  навсегда останется лучшим другом Котляревского). За штурм Ганжи Котляревский получил чин майора и орден Святой Анны третьей степени.

В июне 1805 года полковник Карягин и майор Котляревский во главе отряда в 600 солдат при двух пушках направились в Карабах, хан которого признал власть России. Однако на пути их отряда стали значительные силы персов во главе с сыном шаха и главным персидским военачальником Аббас-Мирзой. Персов было 30 000 человек. Русские заняли оборону и укрепились на берегу реки Аскарани. Отряд понес большие потери, Карягин и Котляревский были ранены. Ситуацию усугубило дезертирство группы солдат. Положение отряда казалось безнадежным. Тогда-то Котляревский впервые и продемонстрировал свои военные таланты.

Бросив обоз, русские ночью налегке не замеченные врагом выдвинулись в сторону крепости Шах-Булах. Под командой Котляревского русские егеря с налету взяли крепость, при этом он сам снова был ранен картечью в левую руку. Однако в Шах-Булахе не было продовольствия. И тогда новый рывок – в горную крепость Мухрат. На дороге к Мухрате встретился ров, который не могли преодолеть пушки, и тогда четверо солдат-добровольцев создали своими телами и оружием «живой мост», благодаря чему препятствие было преодолено. Под командой Котляревского крепость берется с налету. Укрывшись в Мухрате, русские восемь суток отражали атаки многотысячного персидского войска, пока с отрядом к ним не подоспел наместник Грузии князь Цицианов. Совместными действиями персидское войско было наголову разбито.

За победы  у Аскорани, Шах-Булаха и  Мухрата Котляревский получил орден Святого Владимира четвертой  степени с бантом. В 1807 году 25-летний Котляревский, уже полковник,  участвует в походе в Нахичеванское ханство. Персы потерпели поражение при деревне Карабаб, и русские овладели Нахичеванью. В 1809 году Петру Степановичу была поручена безопасность всего Карабаха. В приданном под его начало батальоне насчитывается 419 человек (2 штаб-офицера, 9 обер-офицеров, 20 унтер-офицеров, 8 барабанщиков, 380 егерей и 20 казаков).

Главнокомандующий на Кавказе князь Павел Дмитриевич Цицианов при переговорах о сдаче Баку был предательски убит братом бакинского хана. Голову русского военачальника отсылают шаху в Персию. Главнокомандующим стал генерал Александр Петрович Тормасов. В 1810 году, желая предупредить вторжение персов, он приказал Котляревскому с батальоном Семнадцатого егерского полка занять пограничное село Мегри. Позже Тормасов получил известие, что вся персидская армия выдвинулась в этом направлении, и он приказал вернуть Котляревского. Но приказ поступил тогда, когда неприступное Мегри было уже взято вновь раненым Котляревским.

Когда в 1810 году  войска Аббас-мирзы, сына персидского шаха, вторглись в пределы Карабаха, Котляревский, согласно приказа, с егерским батальоном двинулся им навстречу. Имея всего около 400 штыков, без орудий, он решил штурмом овладеть сильно укрепленной крепостью Мигри. Персы были полностью уверены в своей обороне. В Мигри вело всего две дороги, и обе были укреплены персами. Сама крепость помимо стен и 2 000 человек гарнизона имела и природные  укрепления в виде отвесных скал. Атаковать такой укрепрайон в лоб было самоубийственным. Но Котляревского это не остановило. Оставив обозы, ночью, по горным кручам он со своим отрядом обошел крепость и напал на нее с тыла. Произведя ложную атаку с одного фронта, он атаковал с другого и взял Мигри. Персы понесли громадные потери и бежали, бросив обоз и артиллерию. В отряде Котляревского были убиты 7 человек и 29 человек были ранены, в том числе и сам Котляревский (получивший ранение в левую руку).

Аббас-Мирза был уязвлен: у него почти под носом русские овладели важным стратегическим центром на Араксе. Своему военначальнику Ахмет-хану он приказали отбить Мигри. Пять тысяч персов обложили крепость. Ахмет-хан готовился к штурму, но английские советники отговорили его делать это. Лобовой штурм таких укрепленных позиций был безумием. К тому же русским практически целыми достались все батареи. Так и не решившись на штурм, Ахмет-хан приказал армии двигаться к Араксу. Но полковника Котляревского такой расклад совершенно не устраивал: «как это так: враг не битым уйдет? Непорядок». Он пустился в погоню и, настигнув неприятеля на переправе,  разбил персов наголову. За эту операцию Котляревский получил орден Святого Георгия четвертой степени, золотую шпагу с надписью «За храбрость», и он был назначен шефом Грузинского гренадерского полка.

В Закавказье России приходилось вести боевые действия на два фронта. Кроме Персии, претендовавшей на восточное Закавказье, противником была еще и Турция, интересы которой были направлены к Западной Грузии и Черноморскому побережью Кавказа. Котляревскому было поручено остановить наступление персов и турок со стороны Ахалциха. Для этого он решил овладеть крепостью Ахалкалаки. Взяв с собой два батальона своего полка и сотню казаков, Котляревский в три дня перевалил через горы, покрытые глубоким снегом. Турки, ожидали неприятеля только с юга, где склоны были более пологи и уж никак не ночью. Котляревский же ударил с севера. Ночной штурм прошел успешно. Утром 20 декабря 1811 года отряд Котляревского овладел крепостью Ахалкалаки, потеряв 30 человек убитыми. Турецкий гарнизон был почти полностью истреблен. В крепости было взято 16 орудий, 40 пудов пороха, два знамени и большое количество оружия.

Пока генерал Котляревский сражался с турками в Ахалкалаки, на персидской границе дела шли менее успешно. В январе 1812 года персы напали на Карабахское ханство.  В Султан-Бада-Керче был окружен батальон Троицкого полка, который, потеряв старших начальников, сложил оружие. Главнокомандующий решил послать в Карабах Котляревского, поручив ему «восстановить доверие жителей к русскому оружию».

Бич персов – Котляревский - начал с того, что очистил весь Карабах от персидских разбойничьих шаек и двинулся против Аббас-Мирзы. Сама весть о прибытии Котляревского в Карабах обратила персов в бегство. Армия Аббас-Мирзы, награбив все, что только было можно, начала поспешно отступать за Аракс. С собой они уводили и захваченных мирных жителей. Котляревский решил отбить у персов мирное население. Осуществить задуманное в полной мере не удалось – при отступлении персы разрушили мост через Аракс, а сильные дожди воспрепятствовали переправе отряда в брод. Но Котляревскому удалось разбить два небольших персидских отряда, взять селение Кир-Коха, считавшееся неприступным и возвратить в родные места 400 мирных жителей. Хотя сам Котляревский остался экспедицией недоволен – новый главнокомандующий маркиз Паулуччи (весьма довольный результатами) наградил его орденом Святой Анны первой степени с ежегодной  рентой в 1 200 рублей.

Наступил грозный 1812 год. Почти все силы страны были брошены на войну с Наполеоном, а на Кавказе русские войска продолжали борьбу с персами. Главнокомандующий Паулуччи был отозван в Петербург, а на его место был назначен генерал-лейтенант Ртищев. Вступив в управление краем в чрезвычайно трудное и тревожное время, Ртищев думал держать горцев в повиновении посредством подкупа, что  только  ухудшило положение дел. Собранные в Моздоке для мирных переговоров местные старшины были осыпаны подарками, но в ту же ночь они напали за Тереком на обоз самого Ртищева и разграбили его на глазах генерала.

Война с Наполеоном заставила Петербург искать пути мирного разрешения конфликта в Закавказье. От Ртищева требовали приостановить наступательные действия и начать переговоры. Персы же совсем обнаглели. Сосредоточив на границах армию в 30 000, обученную английскими инструкторами и по наущению тех же англичан, они вторгаются в пределы Талышского ханства и берут Ленкорань. Котляревский предвидел подобный сценарий развития событий, он предлагал не тратить время на переговоры и атаковать персов, «ибо ежели Аббас-Мирза успеет овладеть Талышским ханством, то это сделает нам такой вред, который невозможно будет поправить», - говорил он.

Дело могло окончиться плохо, но Котляревский, воспользовавшись временным отъездом Ртищева в Тифлис и предварительно вытребовав у него дозволения действовать на свой страх и риск, перешел к наступательным действиям. 19 октября 1812 года со своим двухтысячным отрядом он перешел Аракс. Перед началом наступления генерал Котляревский обратился к солдатам и офицерам с речью: «Братцы! Нам должно идти за Аракс и разбить персиян. Их на одного десять – но храбрый из вас стоит десяти, а чем более врагов, тем славнее победа. Идем братцы и разобьем».

Основные силы Аббас-Мирзы еще 10 октября были стянуты к Асландузу. Асландуз или Асландузский брод через Аракс расположен при впадении в Аракс речки Даравут-чай.  У персов было 30 000 человек при 12 орудиях. Всеми действиями персов руководили английские инструкторы. Персы планировали разбить отряд Котляревского и через Карабах пойти на помощь мятежной Кахетии. Для отвлечения российских войск Аббас-Мирза приказал своим союзникам произвести серию нападений на пограничные посты, но их действия должного результата не дали.

Отряд Котляревского (2 221 человек при 6 орудиях), совершив форсированный 70-километровый марш, 19 октября 1812 года переправился через Аракс в 15 верстах выше персидского лагеря и напал на основные силы персов, имевшие 15 кратное численное превосходство. Никто в стане врага не подозревал о приближении россиян. Аббас-Мирза беседовал с английскими офицерами. Увидев на горизонте конницу (для маскировки Котляревский пустил впереди конное ополчение карабахских жителей), Аббас-Мирза сказал сидевшему рядом англичанину: «Посмотрите, вот какой-то хан едет ко мне в гости». Офицер посмотрел в подзорную трубу и ответил: «Нет, это не хан, а Котляревский». Аббас-Мирза смутился, но храбро заметил: «Русские сами лезут ко мне на нож».

На преобладающих высотах располагалась конница персов, а пехота размещалась внизу, по левому берегу Даравут-чая. Оценив слабую сторону положения противника, Котляревский первый свой удар направил на конницу и, сбив ее с командной высоты, стремительно  перебросил туда свою артиллерию, которая сразу же начала обстрел персидской пехоты. Аббас-Мирзы не рискнул атаковать высоту и двинул свою армию к Араксу, для того, чтобы ограничить движение русских. Но Петр Степанович разгадал маневр противника и ударил на персов с фланга. Персы, уповая на свое превосходство в людях и артиллерии, не ожидали такого поворота событий. Произошло замешательство, перешедшее в бегство. Разгром персов был полный. Российским войскам досталась артиллерия и обоз неприятеля.

Остатки персидского войска сосредоточились в построенном у Асландузского брода укреплении. Котляревский не хотел останавливаться на достигнутом. Днем он дал своим войскам отдохнуть. Вечером к генералу Котляревскому доставили русских пленных, которые совершили побег из лагеря персов. Они сообщили о сборе Аббас-Мирзой своих разрозненных отрядов: утром он готовился отражать новые атаки. И Котляревский решил атаковать персов ночью. Бывший в плену унтер-офицер был готов провести отряд. Ночью персы вновь были атакованы. Семь рот Грузинского гренадерского полка, переправившись через речку Даравут, пошли на неприятеля от гор, батальон егерей двинулся в обход к Араксу, чтобы ударить с противоположной стороны, резерв спустился вниз по речке Даравут. Казачьи отряды должны были отсечь отступление персов.

В таком порядке гренадеры и егеря, в глубочайшей тишине, подошли достаточно близко к расположениям противника и с криками «ура» стремительно бросились в штыки. После непродолжительного сопротивления персы были обращены в бегство. Проведя ночной штурм, российские войска завершили полный разгром персидской армии. Пленными было взято всего 537 человек, убитыми персы потеряли порядка 9 000 солдат. В сражении погибли даже англичане, бывшие при персидском войске. Трофеями стали 11 из 12 орудий, произведенных в Британии. Потери российского отряда составили 28 убитых и 99 раненных.

Донесение о взятии Асландуза начиналось так: «Бог, ура и штык даровали и здесь победу войскам Всемилостивейшего Государя». В рапорте начальству о потерях неприятеля Котляревский указал всего 1 200 человек. На вопрос подчиненных: почему так мало, он ответил: «Напрасно писать, нам все равно не поверят». Аббас-Мирза позорно бежал лишь с 20 всадниками. За Асландуз Котляревский получил орден Святого Георгия третьей степени и чин генерал-лейтенанта. Теперь предстояло выбить из Ленкорани засевший там семитысячный отряд персов и овладеть Талышинским ханством.

17 декабря 1812 года начался последний славный поход Петра Степановича Котляревского. По дороге он взял укрепление Аркеваль и 27 декабря подошел к Ленкорани. Крепость Ленкорань располагалась на реке Ленкорани и представляла собой четырехугольник. Наибольшая ее сторона длиной 130 саженей располагалась к юго-западу, северо-восточная сторона составляла 80 саженей. В угловых  бастионах располагались батареи. Генерал Котляревский дважды предложил гарнизону Ленкорани сдаться, но командир гарнизона Садых-хан был персом старой закалки и поклялся умереть, но не сдаться (и свое обещание исполнил). Тогда 30 декабря Котляревский зачитал приказ о штурме. «Решаясь приступить к сему последнему средству, даю знать о том войскам и считаю нужным предварить всех офицеров и солдат, что отступления не будет. Нам должно или взять крепость, или всем умереть, за тем мы сюда присланы. Я предлагал два раза неприятелю сдачу крепости, но он упорствует. Так докажем же ему, храбрые солдаты, что русскому штыку ничто противиться не может. Не такие крепости брали русские и не у таких неприятелей, как персияне; сии против тех ничего не значат».

31 декабря 1812 года под мощным персидским огнем три колонны штурмующих бросились в ров, а затем попытались атаковать стены. Что произошло дальше, описал сам Котляревский в письме журналу «Русский Инвалид». «Происходило так: пред наступлением штурма, когда устроились колонны, я был в каждой из них, сказал все, что мог и как умел к воспламенению духа; объявил, что отступления не будет, и что нам должно взять крепость или умереть, видел готовность на сие и, приказав выступить в пять часов, остался на ближней батарее.

Жесточайший огонь, довольно долго продолжавшийся, показал упорство защиты, но я все надеялся, что храбрость преодолеет, когда получил рапорт, что командовавший колонною полковник Ушаков убит, многие офицеры так же убиты, и колонна остановилась во рве. Тут уж не время было оставаться мне зрителем ужаса и соблюдать правила для того, чтобы взять крепость. Я пошел, принял лично команду над первою колонною, и едва успел воспламенить дух и увидеть храбрых гренадер, полетевших на лестнице, как поражен был тремя пулями, из коих одною в голову, но дело было сделано: храбрейшие из храбрых водрузили знамя победы на стенах Ленкорана».

Сам возглавивший атаку, спустившийся в ров Котляревский сначала был ранен в ногу. Придерживая рукой окровавленное колено, он указал на стену. Солдаты двинулись вперед, и в этот момент в генерала попали еще две пули. Одна вошла в правую часть головы, раздробила челюсть, выбила глаз, и полководец пал на гору трупов. Однако увиденная солдатами его гибель не деморализовала их, а напротив, ожесточила – они овладели стенами, открыли с них артиллерийский огонь по персам. Весь персидский гарнизон был уничтожен, но и потери русских были ужасающими – 16 офицеров и 325 нижних чинов убитыми (более половины отряда). Таких потерь у Котляревского никогда не было.

Среди мертвых тел, нашли тело генерала. Котляревский уже оплакиваемый как погибший, очнулся и  сказал: «Я умер, но все слышу, и уже догадался о победе нашей». Состояние генерала было ужасающим. У него были разрушены правая скула, челюсть, часть височной кости. Он потерял правый глаз, из уха торчали разбитые головные кости (всю жизнь он хранил 40 костей, вынутых из его головы), но стараниями доктора Грузинского Четырнадцатого гренадерского полка, «генерал-метеор» выжил. Израненному Котляревскому доставало сил распоряжаться обратной дорогой и отписать победную реляцию, в которой были такие слова: «Я сам получил три раны, и благодарю Бога, благословившего запечатлеть успех дела сего собственною моей кровью. Надеюсь, что сей же самый успех облегчит страдания мои». За взятие Ленкорани Петр Степанович Коляревский был награжден орденом Святого Георгия второй степени.

Взятие Ленкорани  и другие победы Котляревского сломили персов, которые пошли на заключение благоприятного для России Гюлистанского мира, по которому карабагское, ганжинское, шекинское, ширванское, дербентское, кубинское, бакинское ханства и часть талышинского ханства  с крепостью Ленкоранью признаны на вечные времена принадлежащими России, и Персия отказалась от всяких притязаний на Дагестан и Грузию.

Страдая от полученных ран, которых за всю свою службу он получил более сорока, генерал-лейтенант Петр Степанович Котляревский в 1813 году (31 год) вышел в отставку. На сумму, дарованную императором Александром Первым, Котляревский покупает себе имение Александрово под Бахмутом, где селится вместе с раненым при Асландузе соратником майором Шультеном. Построив на свои средства храм, он приглашает служить в нем своего отца-священника. Затем, по советам врачей, он переезжает в Феодосию.

После восшествия на престол в 1826 году император Николай Первый пожаловал Петру Степановичу чин генерала от инфантерии и предложил возглавить Кавказскую армию. В частности император писал: «Я льщу себя надеждою, что время уврачевало раны ваши, и успокоило от трудов, понесенных для славы российского оружия, и что одного имени Вашего достаточно будет, чтобы одушевить войска предводительствуемые Вами. Устрашить врага неоднократно вами пораженного и дерзающего снова нарушить тот мир, которому открыли Вы первый путь подвигами Вашими. Желаю, чтоб отзыв Ваш был согласен с Моим ожиданием. Пребываю Вам благосклонный, Николай».

Но старые раны не давали покоя, и Котляревский, поблагодарив императора, отказался. Остаток жизни он прожил уединенно, в своем имении в Феодосии. Генерал Котляревский оставался человеком ума и действия, примером исключительной жизнестойкости даже при тяжелейших боевых ранах. Он проявлял неизменную доброту и щедрость к окружающим. Из своей пенсии, генерал  выплачивал пособия особенно пострадавшим своим бывшим воинам.

21 октября 1851 года (69 лет от роду), Господь призвал к Себе Петра Котляревского - отважного воина Христова и непобежденного генерала. Его похоронили в саду имения, а его другом Айвазовским была  сооружена  над могилой часовня-мавзолей. В советский период и часовня, и могила были утрачены. Котляревский был навечно зачислен в списки Грузинского гренадерского полка, над которым был шефом. До 1918 года на ежевечерней перекличке фельдфебель первой роты первого батальона выкликал: «Генерал от инфантерии Петр Степанович Котляревский».

Правофланговый рядовой отвечал: «Умер в 1851 году геройской смертью от сорока ран, полученных им в сражениях за Царя и Отечество!» Еще при жизни Котляревского главнокомандующий на Кавказе князь Михаил Семенович Воронцов поставил ему памятник в Гяндже, которую тот в молодости штурмовал. 30 октября 1913 года на заседании Общества ревнителей истории, посвященном памяти генерала Петра Степановича Котляревского, профессор военной истории Ковалевский сказал: «Когда светит солнце, не видно блеска звезд». Гром сражений Отечественной войны на полях России затмил удивительные подвиги русских войск на Кавказе … Нам русским, нужно учиться подвигам не у далеких греков или римлян, а у самих себя. Котляревский принадлежит к русским национальным героям, которым – вечная слава и незабвенная память».

9 июня 2020 года