25 Мая 2020, 10:58
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Любой успех, даже самый малый, это результат упорного и каждодневного труда


Валерий Очиров, генерал-лейтенант, Герой Советского Союза, заслуженный военный летчик Российской Федерации, №4 в федеральной «десятке» на выборах в Государственную Думу РФ седьмого созыва от партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ»

По национальности Валерий Очиров калмык. Родился 22 марта 1951 года в поселке городского типа Аралсульфат Аральского района Кзыл-Ординской области Казахстана в семье служащего.  В 1963 году семья переехала в столицу Калмыкии — город Элисту. Газета «Аргументы Калмыкии» опубликовала очерк, в котором изложена яркая биография прославленного земляка.

Службу в Вооруженных Силах СССР  Валерий Очиров начал в 1969 году. Срочная служба проходила на флагманском крейсере Краснознаменного Черноморского флота «Михаил Кутузов». В 1974 году окончил Сызранское высшее военно-авиационное училище летчиков, в 1977 году — курсы усовершенствования офицерского состава при Военно-воздушной академии. Служил в ордена Ленина Московском и Краснознаменном Прибалтийском военных округах.

Дважды находился в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Совершил более 650-и боевых вылетов.

Автор очерка Павел Годаев рассказывает, что командиру вертолетной эскадрильи отдельного базирования, майору Валерию Очирову за образцовое выполнение воинского долга, за мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи афганскому народу, указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1985 года было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина, медали «Золотая Звезда» и грамоты Президиума ВС СССР. Тогда же ему досрочно присвоили очередное звание подполковника. Кстати, и предыдущий период его службы (1981-1982 гг.) в Афганистане тоже завершился награждением орденом Красной Звезды и афганской медалью «Воинская доблесть» и досрочным присвоением звания майора.

«Вскоре после присвоения высокого звания Валерий Очиров приехал на побывку домой. Это было триумфальное возвращение молодого офицера на малую родину. В Элистинском аэропорту героя-земляка радушно, с почестями встречали председатель Президиума Верховного Совета КАССР Геннадий Цакиров, представители общественных организаций, родные и близкие.

В последующие дни проходили встречи, беседы и выступления в переполненных аудиториях. Столь повышенный интерес официальных властных структур и широкой общественности к молодому офицеру-герою был закономерным: в послевоенные годы он первым в республике удостоился высшего звания Родины.

В один из дней состоялась пресс-конференция для работников средств массовой информации республики, в которой участвовали и представители творческой интеллигенции. Проходила она в переполненном конференц-зале Дома печати обкома КПСС. Я, как директор издательства обкома партии и член правления Союза журналистов Калмыцкой АССР, был одним из организаторов, поэтому находился в гуще событий.

Молодой подполковник, военный летчик Валерий Очиров живо, остроумно и очень содержательно отвечал на любой вопрос дотошных журналистов, показав себя незаурядной, эрудированной личностью. Присутствовавшие, до этого симпатизировавшие герою заочно (по сообщениям в прессе о геройских поступках летчика) после личного общения с ним просто влюбились в него и глубоко зауважали за его твердую гражданскую позицию и патриотизм.

 По окончании пресс-конференции по народному обычаю мы, представители старшего поколения, устроили герою-земляку импровизированный прием в неформальной обстановке. Помню, в непринужденной дружеской атмосфере много о чем поговорили. Было видно, что нашему молодому соплеменнику будут подвластны многие высоты.

 В следующий раз Валерий Николаевич на малую родину приехал через четыре года. К этому времени он уже стал полковником и успел наилучшим образом проявить себя в должности вначале заместителя, а затем и командира вертолетного полка Группы советских войск в Германии.

За относительно короткий срок службы в новой должности Очиров ввел много нового в практику подготовки и совершенствования профессионального мастерства военных летчиков, стал автором ряда рационализаторских предложений по усовершенствованию боевой техники, добился высочайшей служебной дисциплины во всех подразделениях вверенного ему полка.

В результате полк наградили вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть». Кроме этого, полк два года подряд удостаивался переходящего Красного знамени военного совета Группы советских войск в Германии, а несколько экипажей становились победителями по боевой выучке. Все это было достигнуто благодаря тому, что Очиров сумел собрать хорошую команду единомышленников. В их числе были и его сослуживцы по Афганистану – кавалеры боевых орденов и медалей.

Кстати, Валерий Николаевич тогда был одновременно и начальником гарнизона. Поэтому все проблемы быта военного городка стали и его проблемами. А коль так, то он к своим должностным обязанностям отнесся ответственно и неформально, хотя от него не требовали каких-либо кардинальных перемен и нововведений. Однако Очиров со свойственной ему энергией взялся за дело. Вскоре он сумел найти подход не только к военнослужащим и должностным лицам, отвечающим за тот или иной участок работы в гарнизоне, но и к членам их семей, чтобы заинтересовать их в качественном изменении жизни военного городка и в наведении образцового порядка на его территории. Результат не замедлил себя ждать: общими усилиями были наведены повсюду порядок и чистота, устроены газоны с аккуратно подстриженной травой, разноцветные клумбы, спортивные площадки и многое другое, что помогало полноценной работе и отдыху военнослужащих.

 «А знаете, как это дисциплинирует людей, поднимает их в своих собственных глазах, я бы даже сказал, облагораживает», – считает Валерий Николаевич.

В напряженном графике службы, расписанном по минутам и часам, Очиров находил время и для помощи авиаторам ГДР, в частности, по совершенствованию профессионального мастерства. И считал он это союзническим долгом, так как вооружённые силы СССР и ГДР решали общие задачи по сохранению и поддержанию мира, в первую очередь, на европейском континенте и созданию действенного противовеса силам НАТО. Руководство ГДР по достоинству оценило заслуги советского офицера, полковника Очирова, и наградило его медалью имени Беккера.

Как выяснилось, второй приезд на родину Валерия Очирова был связан с его намерением участвовать в очередных выборах народных депутатов СССР. Он посвятил в свои планы близких ему по духу людей – друзей, одноклассников, земляков. В числе людей, единодушно поддержавших Валерия Очирова, был и я. Более того, я согласился стать одним из его доверенных лиц и начал вести активную агитационную работу среди избирателей. Мне памятны многие подробности той предвыборной кампании, в ходе которой перед избирателями раскрылся истинный масштаб личности военного летчика, способного представлять интересы земляков в высшем законодательном органе государства.

К слову, в истории нашей страны те выборы впервые проводились по измененным и дополненным конституционным нормам – предстояло сформировать съезд народных депутатов СССР, а Верховный Совет СССР становился постоянно действующим органом власти. При этом состав Совета должен был обновляться ежегодно. Поэтому депутаты, вошедшие в его состав, должны были освобождаться от исполнения служебных обязанностей на срок своих полномочий, то есть, на год и более.

Другим главным новшеством было проведение выборов на альтернативной основе, то есть число претендентов на депутатский мандат не ограничивалось, как прежде, одним кандидатом. Поэтому желающих стать народным избранником было немало. Закон о выборах предусматривал, что всем кандидатам должны быть созданы равные условия для проведения предвыборной агитационной кампании. И все вопросы должны решаться и координироваться только через избирательные комиссии соответствующих уровней. Но Калмыцкий областной комитет партии под руководством первого секретаря Владимира Захарова, как видно, не желал отказываться от старой привычки и по-прежнему продолжал «рулить» выборной кампанией.

Так, например, по Университетскому национально-территориальному избирательному округу № 548 обком КПСС «назначил» к избранию своего кандидата. Видя в полковнике Очирове главного конкурента своему протеже, обкомовцы предприняли разного рода упреждающие меры, в том числе позаботились заблаговременно сформировать для своего протеже бойкую группу поддержки из числа руководителей некоторых организаций и ведомств, а также журналистов.

Но из обкомовских задумок и хитросплетений ничего не получилось. Потому что бесспорно велика была не только цена ратных дел героя-летчика, но иными были и масштаб его личности, и взгляды на обустройство жизни, да и обаяние его незаурядных человеческих качеств.

Где бы ни проходили встречи Валерия Очирова с избирателями, в трудовом коллективе, в учебном заведении, в государственном учреждении или с жителями на улицах Элисты, везде люди с нескрываемой симпатией внимательно слушали выступления Очирова и находили в его предвыборной программе ответы на волнующие их вопросы.

И вот почему. Новый порядок выборов народных депутатов, да и сама жизнь, требовали от кандидатов иных подходов к депутатской деятельности. То есть, в условиях начавшейся тогда в обществе перестройки нужно было отвечать на вызовы времени. И отходить от укоренившейся, зачастую бесплодной практики заниматься преимущественно решением различных местных проблем, которые оформлялись в виде наказов народному избраннику. При которой депутат высшего органа власти выступал, в основном, в роли «толкача», чтобы в кабинетах разного уровня, в том числе, какого-нибудь московского чиновника, не «тормознули» тот или иной проект. Тогда как они ранее уже были включены в подлежащие к обязательному выполнению государственные планы.

Кандидат в народные депутаты Очиров, не отрицая полезного опыта прошлого, был убежденным сторонником нововведений. Поэтому его предвыборная программа содержала, в первую очередь, общеполитический раздел, отдельные принципиальные положения которого далее назову.

Наиважнейшую задачу Валерий Очиров видел в разграничении функций партийных и государственных органов и возрождении полновластия Советов снизу доверху. В результате Советы разных уровней должны получить реальную власть, подкрепленную законами, финансами, одновременно и обязанность нести ответственность за свою деятельность. В развитии этой проблемы Валерий Очиров выдвинул идею консолидации усилий депутатов всех уровней.

Другое важное требование к народному депутату СССР заключалось в том, что он должен был активно участвовать в выработке и принятии справедливых законов, которые должны затем неукоснительно выполняться всем обществом. И он считал, что при обсуждении разрабатываемых политических, социально-экономических, государственно-правовых и иных программ необходимо обеспечить широкую гласность. В этом он видел гарантию создания правового государства.

По его глубокому убеждению, необходимо было, чтобы в обществе торжествовала законность, чтобы в государственной политике не повторялись жестокие ошибки недавнего прошлого. А для этого, по его мнению, мало было осознавать ошибки, важно было уметь извлекать из них уроки. И в особенности, чтобы не совершались новые ошибки. Уж как он был прав тогда в этом своем предостережении!

Принципиальное значение придавал Очиров и тому, чтобы одной из первоочередных задач народных депутатов стала разработка и принятие законов о местном самоуправлении, о молодежи и ряд других. Словом, он ратовал за все то, что позволит преодолеть многообразные проблемы, которые накопились за долгие годы в экономике, социальной сфере и тормозят их динамичное развитие. Не обошел он вниманием и вопросы обороноспособности и внешнеполитической деятельности советского государства.

 Очиров считал, что такой подход к депутатской деятельности – давно назревшая необходимость, и если он получит мандат доверия, то среди народных депутатов высшего органа государственной власти найдет много единомышленников. Потому принятие важных и нужных обществу законов, как он считал, лишь дело времени.

Избиратели не только слушали, но и высказывали свои пожелания, одобряли его участие в предвыборной кампании и заверяли, что свой голос они отдадут непременно за него. А работник управления «Водоканал» Михаил Бородин помнится, говорил: «Мы хотим видеть вас, Валерий Николаевич, не только народным депутатом СССР, но таким же авторитетным государственным деятелем, каким был наш соплеменник Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Басан Бадьминович Городовиков…».

Ни избиратели, ни сам кандидат в народные депутаты не уходили от острых вопросов. Поэтому закономерным был и такой вопрос: «Правильно ли поступило советское руководство, вводя в Афганистан так называемый ограниченный контингент войск? Была ли этому альтернатива?».

Валерий Николаевич отвечал, что безответственные политические решения действительно дорого обходятся людям. А в данном случае войска вводились не для ведения войны. Но провокационные вылазки афганской оппозиции, которую подстрекали внешние контрреволюционные силы, развязали, к сожалению, активные боевые действия. Вследствие чего, говорил Очиров, перед ними была поставлена задача – защищать мирные города и кишлаки от бандитов, сопровождать автоколонны с продовольствием и оборудованием, охранять коммуникации, режимные зоны, воинские гарнизоны и другие важные объекты.

А за время «афганской войны» они ни разу не отступали и не сдавали своих позиций. Пренебрегая опасностью, не уронили своей чести, потому что верили, что они выполняют свой долг по защите южных рубежей своего Отечества. А чувство чести не что иное, как добросовестное исполнение обязанностей в отношении собственной Родины.

При этом как офицер, осознающий свой святой долг, был уверен в том, что «для воинов, получивших приказ Родины оказать интернациональную помощь Афганистану в защите завоеваний Апрельской революции, альтернативы не было». Разве можно не считаться с тем, что благодаря советским воинам долгие годы сохраняли от разрушения крупные города, в том числе и Кабул. Многое сделали на благо афганского народа, выполняя миротворческие функции. Очиров говорил, что каждой войне оценку дает время. «Афганской», очевидно, тоже придет свое время, особенно тогда, когда станут известны все обстоятельства и документы, на основе которых принималось решение.

Только эта война не должна быть оболганной и забытой. Ведь прошлое никуда не уходит от нас, оно всегда остается с нами. «А сейчас, – говорил он, – можно лишь предполагать, что в свое время не были полностью использованы политические, экономические и иные средства для мирного урегулирования проблемы».

А еще у Валерия Николаевича спрашивали, как он относится к заявлению академика Андрея Дмитриевича Сахарова о том, что «в ходе боевых действий в Афганистане советские вертолеты неоднократно открывали огонь по советским солдатам во избежание их сдачи в плен».

Отвечал Очиров достаточно подробно, чтобы пояснить многие нюансы, и одновременно жестко, хотя речь шла об академике Сахарове. И это потому, что заявление именитого ученого основывалось не на фактах, а на слухах, не имеющих ничего общего с реальными фактами. Валерий Николаевич с горечью говорил, что «человек с признанным авторитетом общественного деятеля, наделенный высоким интеллектом крупного ученого, не вправе пользоваться таким безнравственным приемом, высказывать слухи, не называя их источники. … В любом случае, нельзя необоснованно обвинять бойцов и командиров в действиях, порочащих их воинскую честь и достоинство. Они этого не заслужили».

Сам он в ходе двух командировок в Афганистан совершил почти 860 боевых вылетов. Блестяще провел сотни сложнейших боевых операций, спас множество человеческих жизней, осуществил безупречное взаимодействие с наземными войсками. Сотни раз смерть преследовала его. И все это давало ему бесспорное право заявить, что «личный опыт летчика и командира, знание конкретной обстановки и приказов командования, позволяют мне утверждать, что никто из членов экипажей авиационных частей и подразделений таких заданий никогда не получал».

При этом он приводил примеры из своей практики, когда он сам и его подчиненные, рискуя собственной жизнью в самых, казалось бы, безвыходных обстоятельствах, многократно выручали бойцов наземных частей, оказавшихся в огненном кольце бандитских групп. Бывали ситуации, как признавался Валерий Николаевич, что, вопреки трезвому расчету, который подсказывал иное решение, посылали под пули и снаряды экипажи ради спасения одного бойца. Потому что на войне действует один святой закон: сам погибай, но товарища выручай. Действуя именно так, погиб его товарищ капитан Сухов, который первым бросился на помощь десантникам.

С нескрываемым душевным волнением Валерий Очиров рассказывал о ночном бое у населенного пункта Зара-Шаран. Десант, высаженный для перехвата колонны бандитов с оружием из Пакистана, был внезапно атакован численно превосходящими силами противника. В результате 18 бойцов попали в окружение. Очиров получил экстренное сообщение, что идет неравный бой и положение десантников безвыходное, так как у них иссякают боезапасы. Поэтому никаких шансов продержаться до рассвета у них не было.

В подобных случаях единственным решением, которое всегда принимал Очиров, было – вылетать немедленно. Он и в этот раз поднял экипажи в воздух без промедления, и взял курс на цель. Но тут мало сказать, что проводить операцию в условиях ночи было крайне трудным делом. Оно во много крат осложнялось тем, что десантников от бандитов отделяло расстояние всего лишь на бросок гранаты. Из-за чего Очиров не мог применить по бандитам свой коронный огневой удар с первого захода. Но мастерство командира-аса Очирова, его точные решения и указания по координации действий тех, кто держал оборону на земле и своего ведомого, позволили экипажам спасти десант и благополучно возвратиться в расположение части.

Обращался к этим и другим подобным примерам Валерий Николаевич не с целью героизации своих и его боевых друзей подвигов. Нет, вовсе нет. В этом они не нуждались. Тем более, что приведенные примеры были лишь рядовыми эпизодами из многотрудной и опасной жизни военных авиаторов, выполнявших свой интернациональный долг.

Что еще было важно, так это твердая уверенность командира Очирова в благотворном влиянии подобных примеров на боевой дух и морально-психологическое состояние всех военнослужащих. «Каждый, кто сам оказывался в подобной критической ситуации, – говорил он, – тот до последней минуты сохранял уверенность и верил в то, что товарищи сделают все возможное и даже невозможное, чтобы его спасти. Без такой веры воевать трудно».

А то, о чем говорил маститый ученый, было свойственно наемникам, которых немало перебывало в бандах душманов. Именно они, уходя от преследования, пристреливали своих раненых и больных. Но мораль наемников была чужда советским воинам.

 Осведомленности многих избирателей можно было по-доброму позавидовать. Они много чего уже знали о собеседнике. Но им хотелось непременно получить тому подтверждение или опровержение, что называется, из первых уст. Так, у Валерия Николаевича как-то спросили, правда ли, что его в Афганистане называли «Очир-калмык».

Секрета тут никакого, конечно же, не было. Все объяснялось поведением самого командира Очирова и членов его эскадрильи по отношению к местному населению – афганским дехканам, к которым они относились исключительно уважительно. Поэтому и ответные чувства со стороны местного населения были дружественные. Сам Очиров освоил язык фарси, наладил тесные деловые и чисто человеческие взаимоотношения с руководителями местных органов власти, а также с простыми людьми. Его порядочность и гуманизм поражали афганцев.

 И всякий раз удивлялись они и тому, что летчики Очирова, взяв моджахедов в плен, не относились к ним как к врагам, не учиняли пыток, а были обходительны, кормили их, тактично с ними беседовали и передавали местным властям. Потому и стали звать его неизменно уважительно – Очир-калмык. Впоследствии пленные выступали по радио, говорили о том, что их тронуло отношение к ним Очир-калмыка и его сослуживцев.

Спрашивали и о том, какое новое американское оружие применялось противником и приходилось ли ему попадать под его удар. Речь в данном случае шла о применении в небе Афганистана новейшего переносного зенитно-ракетного комплекса «Стингер», который по решению правительства США поставлялся афганским душманам. Афганские оппозиционные и бандитские силы, развязавшие войну, и их заокеанские подстрекатели-покровители делали большую ставку на эту самонаводящуюся ракету. И надеялись нейтрализовать разящие удары советских летчиков, поскольку создатели «Стингера» гарантировали, что для поражения целей их чудо-оружию не существуют помехи ни днем, ни ночью. И что любой объект противника, появившийся в воздушном пространстве, непременно будет уничтожен.

Но Очиров и в поединках со «Стингером» остался хозяином неба. Так что в борьбе с интеллектом и летным мастерством аса потерпели фиаско и те, и другие, и третьи вместе с их обожествлявшимся «чудо-оружием».

Ратный опыт Очирова сразу же становился достоянием его боевых соратников и приумножал их летное мастерство. А это давало ощутимые результаты в единоборствах с противником: в авиационной эскадрилье отдельного базирования под его командованием, было меньше потерь, но больше трофеев, чем в других вертолетных подразделениях, которые действовали в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

В конце второго периода службы в Афганистане командиру эскадрильи Очирову пришлось выполнять одно из сложнейших заданий командования. Ему было поручено возглавить сверхсекретную операцию по освобождению советских воинов, томившихся в концентрационном лагере на территории Пакистана.

Операция проводилась совместно со службами Главного разведывательного управления. Поэтому Очиров понимал, что столь специфическое задание было не только огромным доверием ему, его боевым соратникам и подчиненным, но на них возлагалась и безмерная ответственность за жизни таких же, как и они, верных сынов Родины. А это требовало от него тщательной, всесторонней подготовки, чтобы в ходе выполнения операции не случился какой-либо сбой, способный перечеркнуть все планы и надежды.

Благодаря высочайшему профессиональному искусству командира, боевой выучке участвовавших в операции экипажей, их непоколебимой преданности воинскому долгу задание командования было успешно выполнено и из жестокого заточения вызволены 53 советских гражданина.

По утверждению наших предков, глубоко гуманистический характер подобных деяний человека заключается в том, что жизнь одного спасенного от смерти возрождается в десяти тысячах новых жизней. И символично то, что именно после этой блестяще проведенной операции командир эскадрильи Очиров удостоился высшей степени отличия перед Советским государством и обществом, звания Героя Советского Союза, а его верные соратники по ратному подвигу – высоких боевых наград.

…К этой своей высоте он шел со школьной скамьи, увлеченный мечтой стать летчиком. Его идеалами в те годы, как он признавался, будучи уже в центре всеобщего внимания, были знаменитые советские асы, трижды Герои Советского Союза, маршалы авиации Александр Покрышкин, Иван Кожедуб и дважды Герой Советского Союза, подполковник Амет-Хан Султан. Но никаких иллюзий он себе не строил. Знал, что любой успех, даже самый малый, это результат упорного и каждодневного труда.

Наглядным тому примером были родители – великие труженики, люди совестливые, кристальной честности перед самими собою и другими. Отец, Николай Очиров, выросший в сиротстве, к тому же, прошедший через тринадцатилетнюю депортацию, вопреки всем невзгодам и каверзам судьбы смог не только выстоять, но и сумел получить специальность техника-механика. Благодаря чему на протяжении многих лет плодотворно работал по специальности и даже главным инженером. Ушел на пенсию с должности начальника предприятия. За трудовые успехи удостоился государственных наград и почетного звания «Заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства». Николай Очиров, будучи творческим человеком, отличался рационализаторскими находками, внедрение которых приносило предприятию немалые выгоды, а ему самому – денежные вознаграждения. От отцовских премий доставалось и сыну на подарки, даже на такие знаковые, как коньки для фигурного катания и баян. И, как оказалось, с большой пользой…

…На состоявшихся 26 марта 1989 года выборах победа Очирова Валерия Николаевича была безраздельной. Так начиналась земная стезя в биографии героя-летчика, на которой он чувствовал себя столь же уверенно, как и прежде в небе. Но рассказ об этом будет лишь фрагментарным.

В Верховном Совете СССР Очиров с присущей ему энергией и целеустремленностью занялся депутатской деятельностью. Его избрали первым заместителем председателя комитета ВС СССР по делам обороны и государственной безопасности. Некоторое время Валерий Николаевич исполнял обязанности председателя комитета. Он также возглавлял рабочую группу Верховного Совета по подготовке договоров об ограничении стратегических наступательных вооружений между США и СССР и договора по ограничению обычных вооружений в Европе.

Неоднократно бывая в США, Швейцарии и других странах, показал себя «полковником-интеллектуалом», как называли его западные журналисты, и отличным военным дипломатом. В ходе работы он тесно сотрудничал с госсекретарем США Бейкером, министром обороны США Лесом Эспином, с госсекретарем бундестага Геншером. Валерий Очиров сотрудничал и с ООН в области авиаперевозок.

Народный депутат Очиров регулярно отчитывался перед избирателями, неоднократно выступал по радио и телевидению, рассказывал о том, какие принципиально важные вопросы внесены им для рассмотрения на заседании комиссии в первоочередном порядке, что удалось уже решить, что еще будет делать в целях реализации своей предвыборной программы, а также по наказам избирателей. К нему обращались за помощью и содействием не только избиратели 548-го округа, но шли жители из разных районов республики. Взялся он оказывать помощь и ряду крупных предприятий республики в переоснащении их современным оборудованием с целью перехода на новые технологические процессы.

Столь успешно начавшаяся депутатская деятельность Очирова, как ни прискорбно это осознавать, неожиданно прервалась из-за последовавших в стране деструктивных политических процессов, которые привели к развалу Советского Союза. Но ратный опыт, глубокие знания, высокий профессионализм и авторитет, его безупречная репутация оказались востребованными и в новом российском государстве.

Первый заместитель командующего армейской авиацией сухопутных войск РФ, генерал с опытом афганской войны и дипломатической работы, он часто бывал в горячих точках СНГ, решая на местах сложные вопросы, связанные с вооруженными конфликтами. Его воля, решительность, такт, свойственное ему чувство высокой ответственности, даже манера поведения позволяли ему успешно выполнять возложенные на него трудные задачи по нормализации напряженной обстановки.

Валерий Очиров обеспечивал ввод миротворческих сил в зону грузино-абхазского конфликта, принимал участие в организации обеспечения миссии  ООН в Анголе и Камбодже, работал заместителем председателя временной администрации по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. В 1994 - 1997 годах был заместителем начальника Главного контрольного управления президента Российской Федерации.

В период работы в этой должности Очирову пришлось столкнуться с многочисленными фактами злоупотреблений высокопоставленными государственными чиновниками различных структур своим служебным положением. Поверив в возможность поставить заслон алчным аппетитам должностных лиц, которые преступным путем наживались за счет государства, он и его единомышленники решительно взяли курс на искоренение этого зла. Насколько серьезную и реальную опасность для государства и общества оно представляло, показало нашумевшее алмазное дело Козленка Бычкова.

Но вскоре последовала сомнительная структурная реорганизация администрации президента Российской Федерации. По этой причине патриотические начинания радетелей государственных интересов, к сожалению, не имели продолжения.

Смею предположить, что это очень нужно было весьма влиятельным высокопоставленным персонам, для которых их личные и корпоративные интересы были выше государственных и общественных. Ведь не случайно сегодня все структуры государственной власти – что федеральные, что региональные, иначе говоря, сверху донизу и обратно – парализованы коррупцией.

При этом стоит заметить, что об этих явлениях с немалой тревогой за судьбу страны, общества, за успех проводимых реформ в свое время говорили высшие должностные лица государства. Но когда и в каких конкретных делах реализовались эти тревоги? Между тем в роли министра обороны страны, как известно, пребывал некоторое время скандально известный Сердюков…

А что касается Валерия Николаевича Очирова, то он в последующем стал работать главным консультантом министра внутренних дел РФ по вопросам взаимодействия с таможенными органами, налоговой полицией, налоговой службой и комитетом по валютному контролю. Также он являлся председателем независимого координационно-экспертного совета межведомственной рабочей группы при администрации президента РФ».

Очерк заканчивается словами: «При этом личность Очирова продолжает оставаться в центре внимания всероссийских изданий, теле- и радиоканалов, потому что его боевой опыт и дело, которому он служил и продолжает служить, имели и имеют не только общегосударственное, но и международное значение».

«Аргументы Калмыкии», август 2016 года