27 Октября 2020, 05:57
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Северная Осетия, куда идешь?


Маргарита Кулова,
депутат Парламента Республики Северная Осетия-Алания, член комитетов по науке, образованию, культуре и информационной политике; по бюджету, налогам, собственности и кредитным организациям, старший научный сотрудник Центра социальных исследований ИСПИ РАН, кандидат экономических наук.

Доклад-послание Главы Республики Северная Осетия-Алания Т.Д.Мамсурова об основных направлениях социально-экономического развития Республики Северная Осетия-Алания и отчет о результатах деятельности правительства республики за 2013 год, представленный в парламенте 6 марта 2014 года, оставляют двойственное впечатление от сплетения реалий и оторванных от действительности сюжетов.

С одной стороны, доклад в целом сильнее послания 2013 года и его отдельные положения касаются существующих в течение долгого времени проблем в республике. Это и недостаточно развитая институциональная среда, препятствующая притоку серьезных инвестиций и развитию предпринимательства, нехватка ярких и энергичных управленцев в системе государственного управления, упадок общественной морали и т. д.

С другой стороны, текущая социально-экономическая ситуация в Северной Осетии описана в послании в настолько оптимистичных словах и цифрах, что многие жители республики сразу могут и не понять, о каком регионе идет речь.

В начале послания в качестве выигрышных итогов работы властных структур упоминаются высокие рейтинги индекса качества жизни и легкости ведения бизнеса в республике, причем ссылка на одно и то же исследование по качеству жизни встречается два раза в тексте — в начале и в конце. Мне было приятно увидеть эти ссылки в связи с тем, что об этих выгодных для власти рейтингах и о других, невыгодных для нее рейтингах говорилось в моей недавней статье «Северная Осетия: экономическийлидер или аутсайдер?» («Пульс Осетии», 25 февраля 2014 г.).

Статья подверглась критике в стиле «уличных разборок» с личностными выпадами в мой адрес со стороны экс-министра экономики РСО-Алания, ныне члена Общественной палаты РФ З.А.Кучиева («Объективные выводы должны опираться на достоверные данные, «Осетия-Квайса»). Хочется поблагодарить г. Кучиева за его вступление в дискуссию, однако для меня предпочтительны профессиональная дискуссия и корректная стилистика. Я как раз собиралась писать продолжение ранее опубликованной статьи, и г. Кучиев утвердил меня в этом желании. В связи с этим обстоятельством данный материал включает одновременно и мои размышления по поводу послания главы республики, и мой ответ экс-министру экономики РСО-А З.А.Кучиеву, в течение пяти лет возглавлявшему Минэкономразвития РСО-Алания.

Итак, как известно, при анализе социально-экономических и политических процессов более точный результат получается, когда используются различные методы исследований с использованием официальных статистических данных, опросов общественного мнения, экспертных интервью, оценок рейтинговых агентств и др. Анализ оценок рейтинговых агентств уже был ранее проведен в вышеуказанной статье. Что касается анализа официальной статистической информации, то могу только согласиться с авторами одной из фундаментальных монографий последнего времени «Северный Кавказ: модернизационный вызов». Монография написана учеными Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ И.В.Стародубровской, Н.В.Зубаревич и др. Исследователи отмечают, что, по достаточно единодушному экспертному мнению, статистические данные по Северному Кавказу малодостоверны и потому не могут быть основной или, тем более, единственной базой для проведения анализа. Делая такой вывод, авторы не допускают исключения для Северной Осетии. Их анализ построен на основе экспертных интервью и некоторых статистических данных.

Действительно, имеет место такая закономерность: как только радужная картина статистики по Северной Осетии дополняется данными социологических исследований — например, уровнем удовлетворенности населения качеством жизни, — как правило, общий результат становится не в пользу власти. Кроме того, анализ статистических данных — не просто перечисление показателей. Выявление динамики долгосрочных трендов и факторов роста показывает, что есть серьезные сомнения в декларируемом в послании тезисе об устойчивом экономическом росте в республике.

Как отмечается в послании, с 2007 по 2012 год производство валового регионального продукта в республике выросло с 52,8 млрд. руб. до 97,1 млрд. руб. Хороший рост, но какой? Если за счет инфляции, то это не рост и тем более не успех. Если за счет повышения количества товаров, выпускаемых на предприятиях республики, то давайте посмотрим, в каких идет рост, а в каких — обратная динамика.

Бесстрастная статистика фиксирует, что в 2013 году введено в эксплуатацию 210 тыс. м2 жилья, а в 2012 г. — 206 тыс. м2 общей площади, из которых за счет собственных и привлеченных средств населения было построено 22,5%. Для сравнения приведем данные за 1990, 2000, 2005, 2008 гг. Введено в 1990 г. в действие соответственно 157 тыс. м2, из них 16,1 % за свой счет; 2000 г. — 135 тыс. м2 и 64,7%; 2005 г. — 119 тыс. м2 и 59,7%; 2008 г. — 197 тыс. м2 и 35,3%.

Успех во вводе в действие жилья, безусловно, есть, но означает ли это обеспеченность жильем подавляющего большинства нуждающихся семей, если сокращается население, которое не имеет возможности финансировать строительство жилья за счет собственных средств и не имеет возможности получить остающиеся дорогостоящими кредитные (заемные) ресурсы? Или это означает стремление строительных компаний строить и вводить жилье на альтруистических началах, себе в убыток? А может, республиканские власти начали проводить активную политику по обеспечению жильем социально незащищенных слоев населения? Но бесплатно жильем обеспечиваются только отдельные категории граждан, которых зачастую нельзя отнести к малоимущим или требующим защиты социальных служб. Сколько семей нуждается в жилье фактически, и сколько из введенных в действие в предыдущие годы квартир до настоящего времени не нашли своих хозяев?

За все время реформ было введено немногим более 30 дошкольных учреждений, тогда как только в 1990 г. таких объектов было 1270. В 2013 г. было введено 500 школьных ученических мест, тогда как в 1990 г. — 1902 места, в 2000 г. — 834, в 2005 г. — 1200; в 2008 г. — 0. Либо мест для детей школьного возраста хватает всем, либо наблюдается нулевой прирост населения или демографический спад, который никак нельзя отнести к характеристике позитивной динамики.

Мощности больничных организаций за 23 года увеличились на 484 койки (в 1990 г. — 10 коек, 2000 г. — 135 коек, в 2010 г. — 300 коек). На 2010 г. приходится также 1105 посещений в смену мощностей амбулаторно-поликлинических организаций. Но до этого ни одного места введено не было. Определенным успехом можно считать проведение в 2011–2013 годах капитального ремонта в целом ряде медицинских учреждений, открытие клиники глазных болезней и клиники матери и ребенка в г. Беслан.

В транспортной сфере наблюдается увеличение автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием. Казалось бы, есть хорошие дороги, можно быстрее довозить до потребителя грузы, удовлетворяя спрос населения и юридических лиц в услугах перевозок. Но грузооборот за весь период реформ имеет тенденцию скорее к понижению, нежели к росту: в 2012 г. он не превысил 170 млн. т-км, тогда как еще в 1990 г. он равнялся 1 млрд. 069 млн. т-км. В 2000 г. он составил 168 млн. т-км, в 2005 г. — 147 млн. т-км, в 2008 г. — 122 млн. т-км. Иными словами, емкость рынка автомобильных грузовых транспортных услуг значительно сужена, что свидетельствует о том, что спрос на услуги не растет, так как промышленность и сельское хозяйство не производят продукцию в достаточном объеме для ее реализации в возможно короткие сроки и потребитель услуг предпочитает иной транспорт ввиду различных факторов, например дороговизны.

Финансы и инвестиции можно отнести к сфере, которая интересна только узкому кругу специалистов, но такие вопросы, как сохранение или создание рабочего места для населения, интересуют и обывателя. Так, в республике наблюдалась устойчивая тенденция роста задолженности по налогам и сборам, которую товаропроизводители не могли погасить, что означало вероятность банкротства предприятия или его ухода с рынка и потерю работником своего рабочего места. В 2013 г. финансовые результаты деятельности организаций несколько улучшились, удельный вес убыточных организаций в республике снизился до 39% на фоне среднероссийского показателя — 29% и соответствующего показателя в СКФО — 30%.

Удивительный факт, о котором в послании не сказано ни слова, но речь о котором идет едва ли не в каждом материале по региональным финансам. Это поступательно растущий в течение последних лет государственный долг Северной Осетии с 2 млрд. руб. в 2007 г. до 8,9 млрд. руб. в 2014 г. при планируемых собственных доходах в 8,3 млрд. руб.

В 2013 г. рост собственных доходов составил 116 % к уровню прошлого года, и этот рост был обеспечен во многом благодаря росту налога на доходы физических лиц. В соответствии с майскими указами президента России по повышению заработной платы работникам бюджетной сферы ее рост составил 180 % в системе здравоохранения, 174 % — в системе дополнительного образования и т. д. Высокие темпы роста оплаты труда связаны, прежде всего, с эффектом низкой базы, когда у отдельных категорий бюджетников в республике были более низкие доходы по сравнению с их коллегами в других регионах.

Сам по себе высокий уровень долга не является безусловным маркером предбанкротного состояния региона, так как имеют значение факторы появления, абсолютное значение, временная структура и соотношение требуемых выплат и возможностей региона. В настоящее время в связи с ухудшением финансового положения целого ряда российских регионов состояние региональных финансов и эффективности управления ими находится в центре внимания центральной власти. Если в скором времени будет принят разрабатываемый Минфином РФ законопроект о наделении президента России полномочиями по отправке в отставку губернаторов за рост долговых обязательств региона, в связи с этим один из главных вопросов: возможно ли в настоящее время в республике значительно уменьшить величину государственного долга и за счет каких резервов это сделать? На этот вопрос, как, впрочем, и на другие важные вопросы, в послании нет ответа.

Успехи в привлечении инвестиций в экономику, о которых часто говорится с разных высоких трибун, почему-то не сопровождаются увеличением доли частных инвестиций в общем объеме. В республике преобладают за весь период реформирования инвестиции, финансируемые за счет бюджетных средств, и в первую очередь поступлений из федерального бюджета, тогда как частный капитал не стремится в республику. За весь рассматриваемый период на долю федеральных органов власти приходится от 79,8% до 89,3% инвестиций, направляемых из бюджетных ресурсов. На республиканский бюджет — только 21,2% и 10,7%.

Частные инвесторы не стремятся увеличивать вкладываемый капитал в экономику республики. Более того, наблюдается относительное снижение за период 2008–2012 г.г. объемов именно частных инвестиций с 11,8 млрд. руб. до 8,4 млрд. руб.

Как отмечается в послании, «мы находимся на развилке — Осетия может продолжить медленное, но устойчивое движение вверх или рискнуть и сделать серьезный шаг вперед». Насколько этот тезис отражает сложившуюся экономическую реальность? Если исходить из вышеизложенного, то, несмотря на рост отдельных показателей, в экономике республики нет качественных изменений и, следовательно, нет развития. Что делать? В послании предлагается традиционный набор драйверов экономического роста: рост инвестиций в регион, подъем промышленного и агропромышленного производства, развитие малого и среднего бизнеса, повышение налогового потенциала, культуры производства и бизнеса. В чем же состоит риск?

На этом позвольте остановиться и предоставить вам, уважаемый читатель, возможность самому делать выводы об успехах или недоработках проводимой политики правительства РСО-Алания в экономике. Вы сами можете ответить на вопрос, куда идет Северная Осетия — к экономическому лидерству или скатывается к роли аутсайдера.

Свое видение основных направлений социально-экономического развития республики мы не раз представляли на страницах газеты и готовы и дальше это делать на основе многостороннего диалога всех конструктивных сил, с учетом мнений и оценок экспертного сообщества и жителей нашей республики.

«Пульс Осетии», 11 марта 2014 года