19 Августа 2019, 06:31
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

У нас есть специалисты хорошего уровня, и надо отказываться от примитивной практики «раздавать» должности по родственному признаку


Маргарита Кулова, депутат Парламента Республики Северная Осетия-Алания, руководитель фракции «ПАТРИОТЫ РОССИИ», член комитета по бюджету, налогам, собственности и кредитным организациям, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева и Северо-Осетинского Центра социальных исследований Института социально-политических исследований РАН.

Маргарита Кулова дала интервью газете «Терские ведомости» - об итогах прошедшего полугодия, о перспективах, о сбывшихся и несбывшихся надеждах.

- Маргарита Ростиславовна, Вас, как депутата и как экономиста, итоги полугодия радуют?

- Если говорить об итогах социально-экономического развития Северной Осетии в первом полугодии, то статистические данные относительно хорошие. Наблюдается рост индекса промышленного производства на фоне роста общероссийского.

- Неожиданно. Визуально рост в промышленной сфере не наблюдается. Чем можете объяснить?

- Дело в том, что в прошлом году мы попали в двадцатку российских регионов с наихудшими показателями развития как промышленности, так и сельского хозяйства. В этом году чуть «отскочили» от этих данных. Конечно, особого повода для радости нет, но, тем не менее, надо признать, что позитивная тенденция наметилась. В целом республика идет в общероссийском русле, но есть направления, которые наглядно свидетельствуют о ее финансовом неблагополучии. К примеру, число убыточных организаций достигает 50% от общего числа существующих. В России этот показатель составляет 30%. Мне всегда хочется спросить: «Кто же работает себе в убыток, причем многие годы?» Допускаю, что на таких предприятиях может иметь место и двойная бухгалтерия.

В прошлом году на фоне отрицательной статистики по ряду направлений выгодно отличались две сферы: росли объемы строительства и увеличивался грузооборот автомобильного транспорта. В этом году, наоборот, объемы строительства упали. В общем, где-то мы потеряли, где-то подтянулись. Подытожить могу следующим образом: глубоких изменений в экономике не происходит. Но дальнейшее сползание притормозилось, и этот факт можно отметить как «плюс».

- Прошлый год ознаменовался экстраординарным ростом доходов алкогольпроизводящей отрасли. Безусловно, «лишние» 2 млрд. рублей в бюджете республики сделали свое дело. Благодаря им, удалось реализовать ряд программ прошлых лет, которые остались незавершенными по причине нецелевого использования средств. Данная отрасль была обозначена как локомотив, но введение нового федерального закона о перераспределении доходов от продаж «дало по рукам». На что сейчас республиканское правительство делает ставку? И стоит ли вообще развивать алкогольпроизводящую промышленность?

- Об этом я говорила еще в прошлом году. Не являясь большим специалистом в водочной отрасли, пыталась рассуждать здраво. Мы упустили время, не в прошлом году, ранее, когда республика могла (не факт, чтобы это свершилось) перевести данную отрасль на иную основу, создать все необходимые институты, чтобы наши производители имели достаточный вес при обсуждении направлений развития этой сферы деятельности на федеральном уровне. Ни для кого не секрет, что в 1990 годы была некая вольница, на смену которой пришло жесткое государственное регулирование в интересах основных игроков рынка. Мы в этот избранный круг не попали. В сегменте относительно дешевого производства водочной продукции все занято. Чтобы каким-то образом «растолкать» своих конкурентов, нужно иметь большую политическую и экономическую силу. Думаю, в ближайшее время надо очень трезво подходить к реанимации водочной промышленности и прилагать все усилия для ее перепрофилирования.

- Речь же идет о производстве биоэтанола?

- Да, но пока это произойдет... Хочу подчеркнуть, что сейчас очень важно уметь искусно лоббировать республиканские интересы на федеральном уровне. От этого многое зависит.

- На что будем делать акцент сейчас?

- Если бы ответ был прост... Скажу так, либо мы работаем с государственными инвестициями и продвигаем свои интересы на государственном уровне, либо привлекаем частные инвестиции. Других вариантов нет. Усилий в обоих направлениях власть затрачивает много, но есть такое понятие - коэффициент полезного действия. Когда усилия и КПД несопоставимы, то это неэффективная работа.

- Так много говорится о привлечении инвестиций, о преференциях на республиканском законодательном уровне. Тем не менее, в актив можно занести пока только завод по переработке шин, созданный предпринимателями из Дагестана. Есть успехи и в сельском хозяйстве, но незначительные. Что пугает инвесторов?

- Инвесторы верят делам, а не словам.

- Кто-то уже обжегся? Откуда такая минусовая репутация? Полагаю, что определение региона, как «горячей точки», себя исчерпало?

- Дело не только в «горячей точке». Надо сказать, что сейчас не лучшее время для инвестиций, и это не только наша специфическая проблема. Но, тем не менее, статистика говорит, что развитие экономики идет, в том числе и на Северном Кавказе. Понятно, что мотивация у инвесторов может быть разная. Кого-то привлекают из-за его этнической принадлежности. Как версия, помимо формальных условий, предлагаемых инвестору, существуют и неформальные. Трудно сказать. В республике начинает работать Агентство по развитию. С одной стороны, мне эта идея симпатична. Когда появляются новые люди, то это хорошо. Изоляция никогда не способствует прогрессу. У новых людей есть свежий взгляд на проблематику, возможно, новые идеи, но... Тут тоже нельзя сильно увлекаться. Думать, что гуру существуют только за пределами республики. Должно быть разумное совмещение всех точек зрения.

- В тему. Если не ошибаюсь, в сентябре команда «Леонтьевского центра» должна представить некие итоги.

- С интересом прочитала их промежуточную работу по итогам стратегической диагностики. Интересная работа, профессиональная. Но если отвлечься от того, что использовались новые методы анализа, то выводы те же самые. Ничего нового. Такие же выводы делали наши экономисты еще в начале 2000-х годов. Хочу ответственно заявить: в республике кадры есть во всех областях. Можно было бы за гораздо меньшие средства подобрать великолепную команду экономистов. Но, к сожалению, у всех разные критерии «красоты ума». За столько лет уже даже уборщице в сельском клубе должно быть понятно, что сами по себе слова ни о чем не говорят. Только содержание имеет значение. Что касается Агентства по развитию, то пока это лишь заявки о том, что будут задействованы современные институты. Давайте дадим время и подождем.

- Не могу не спросить. Грядет 2018 год - срок погашения крупных кредитных обязательств. Общая сумма выплат - больше 5 млрд. рублей.

- Как бы ни складывалась финансовая ситуация, федеральный центр не допустит банкротства регионов. Думаю, что какой-то механизм будет предложен. Надо отметить, что последние два года Москва ведет политику замещения коммерческих кредитов бюджетными, и благодаря тому большие финансовые риски регионов, одна из причин которых - реализация майских указов президента РФ, не приводят к банкротству.

- Нам предоставят новые кредиты?

- Думаю, что да. И федеральный центр будет жестко отслеживать исполнение финансовой дисциплины в республике.

- Несколько слов о программе оздоровления муниципальных финансов.

- В ней было немало разумных предложений в части увеличения доходной части бюджета путем вывода из «серой» зоны деятельности различных организаций и отдельных работников. Есть и пункты, с которыми мы не согласны. К примеру, оптимизация учреждений в сфере культуры.

- Маргарита, прокомментируйте, пожалуйста, как депутат возникновение регулярных кризисных явлений то в одной сфере жизнедеятельности республики, то в другой.

- Полагаю, что здесь несколько факторов. Первый - рост социального напряжения в целом по стране, вызванный ухудшением социально-экономической ситуации и прочими проблемами. По результатам мониторинга общественных настроений Институтом социологии РАН было отмечено, что локальные конфликты очень сильно расползаются и принимают форму сетевых. На мой взгляд, это связано и с тем, что мы сегодня наблюдаем системный управленческий кризис. Это не кризис в отдельной организации или учреждении.

На примере конфликта в Северо-Кавказском горно-металлургическом институте, который я наблюдаю с конца 2015 года, когда была создана комиссия по урегулированию конфликтной ситуации, вижу, какие стадии проходил конфликт, как он решался. Казалось бы, все заинтересованы в поиске оптимальных решений. Но сам факт длительного периода говорит о неэффективности мер, принимаемых по его разрешению. Здесь и недостаточное внимание со стороны как федеральных, так и республиканских властей. И это не одна комиссия, где я принимаю участие. Такое ощущение, что на фоне общей социальной напряженности накопилось так много управленческих ошибок на разных уровнях, что люди уже не могут терпеть сложившиеся обстоятельства. Это ответная агрессия на накапливавшуюся годами несправедливость.

В России, по словам одного эксперта, причиной конфликта является, скорее, не конкретное явление, а общий эмоциональный фон. Я с ним согласна. Надо добавить, что в связи с появлением новых средств коммуникации локальные конфликты приобретают публичную окраску. И еще один фактор - люди не знают, где найти защиту. Все вместе образует кипящий бульон, когда действуют самые разные факторы: и внешние, и внутренние. И сегодня банальная фраза «кадры решают все» приобретает архиважное значение. Там, где профессиональный, уравновешенный руководитель, там нормальная ситуация. Конфликты бывают всегда, но хороший руководитель тем и отличается от плохого, что он умеет управлять конфликтом.

- Закончим разговор на оптимистической ноте?

- Безусловно. Надеюсь, что в преддверии 2018 года в стране произойдут позитивные перемены. Внешние факторы становятся все более жесткими, и как ответная реакция вполне логично, что произойдет мобилизация всех имеющихся резервов. Надеюсь, что будут запущены эффективные реформы в экономике.

Что касается Северной Осетии, то убеждена: ставку надо делать на людей. Нет каких-то сильно привлекательных ресурсов. Природа - да, но ее недостаточно для развития того же туризма на современном уровне. Зато у нас есть люди, специалисты хорошего уровня. Если кому-то кажется, что у нас нет профессиональных кадров, то это его частное мнение. И надо отказываться от примитивной практики «раздавать» должности по родственному признаку.

Газета «Терские ведомости» (№34-35, 2017)