27 Мая 2019, 14:50
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Геннадий Семигин: «Россия не отступится от борьбы за новый, справедливый миропорядок»


Установление нового, справедливого миропорядка, выработка его правил и законов, конструирование новой всеобщей, глобальной (но не глобалистской) архитектуры и есть главная цель России на ближайшие годы. Организация Объединенных Наций, 70-летие которой отмечается в эти дни, является одним из важнейших инструментов в этом непростом процессе.  

70 лет назад, 24 октября 1945 года вступил в силу устав ООН. Первая действительно всемирная организация начала работать уже после Второй мировой войны, но принципы ее действия прорабатывались еще тогда, когда весь мир был в огне. Перед ООН и ставилась главная цель: не допустить новых войн - ни локальных, ни тем более глобальных.

Организация Объединенных Наций создавалась двумя силами - Западом и Советским Союзом, победителями в той войне. Но если англосаксы, то есть США и Великобритания, рассматривали ее еще и как инструмент глобализации, то есть продвижения человечества к объединению всех стран и народов в единый союз  под руководством наднационального правительства, то для СССР смысл ООН был, прежде всего, в выстраивании новой системы международных отношений, системы, основанной на мирном сосуществовании двух систем - капиталистической и коммунистической, на искоренении колониализма и балансе сил. То есть, наша страна, которую на Западе представляли центром мировой революции, подрывающим внутренние устои всех стран, как державу, стремящуюся к созданию всемирного коммунистического государства, на самом деле выступала как сторонник национальных государств и мирного сосуществования. А США, ставшие в ходе Второй мировой войны центром проекта глобализации, напротив, начали активно продвигать концепцию мира по-американски, то есть, объединенного человечества, руководимого самой «прогрессивной» и «избранной» нацией.

Геополитическое соперничество двух держав (США и СССР) в послевоенный период не отменяло этой тенденции. Москва в реальности перестала использовать коммунизм как инструмент объединения всего человечества, а США, напротив, делали активную ставку на экспорт «либеральной рыночной демократии» как способа интеграции всего мира в единый проект «общечеловечества».

Отсутствие у Москвы мессианских устремлений получило свое самое яркое, хотя и принесшее огромный ущерб национальным интересам подтверждение в годы перестройки. Горбачевская концепция «нового мышления», которая базировалась, по сути, на идеях конвергенции социализма и капитализма и не учитывала ни наличия англосаксонского проекта глобализации, ни объективных геополитических противоречий, была принята в качестве государственной стратегии. Итогом стал крах Советского Союза и установление однополярного мира. Получалось, что США убрали все главные препятствия на пути к глобализации, подчинив, уничтожив или приспособив к ее железной поступи все государства и народы. В какой-то момент им даже казалось, что дело сделано. Потенциально беспокоил лишь неперевариваемый Китай.

Продвижение глобализации обеспечивалось как использованием наднациональных структур, вроде ООН и МВФ, так и простой силой США: военной - уничтожавшей непокорных, или дипломатической - устраивавшей их изоляцию.

Право сильного стало бы единственным правом, если бы Россия не собралась с духом и не изменила вектор своего движения, не начала выходить из положения младшего клиента атлантической цивилизации. Хотя нас, открыто высказавшим свое несогласие с американским гегемонизмом и даже бросившим ему отрытый вызов в 2007 году (в путинской мюнхенской речи), не особо и боялись, считая слабыми, не способными к восстановлению, и уж тем более, к глобальной игре.

Но сильно раздражал тот факт, что Россия вместе с Китаем обладала правом вето в ООН и блокировала использование англосаксами этого наднационального инструмента.

В итоге США все больше были вынуждены действовать в обход ООН, подрывая его авторитет и фактически лишая себя столь важной возможности легитимизировать свою политику в качестве имеющей всемирное одобрение. При этом Штаты не собирались отказываться от самого института ООН. Нужно было лишь сделать так, чтобы Россия не могла блокировать нужные американцам решения, то есть, или лишить ее права вето, или размыть его. Задача невыполнимая.

Россия является одним из двух главных создателей ООН и одним из пяти постоянных членов Совбеза, и ущемление ее интересов без ее согласия невозможно. К тому же Россия не собиралась отсиживаться в обороне - по мере кризиса самой глобализации по-англосаксонски, наша страна перешла в контрнаступление на мир по-американски. При этом роль РФ в антиглобалистском походе больше все-таки похожа на роль координатора среди всех недовольных американским диктатом, причем, во всех сферах - от финансовой (ставшей более чем актуальной после кризиса 2008 года) до военной, от энергетической до идеологической.

В 2011 году имели место три важнейших события, после которых процесс противодействия политике США со стороны России вышел на новый, системный уровень. Первое событие – это нападение западной коалиции на Ливию, при котором была использована резолюция ООН о бесполетной зоне над этой страной (согласие на ее принятие дала Россия). Второе - объявление о выдвижении Владимира Путина в президенты. Третье – протест оппозиции на Болотной площади в Москве.

И дальше – больше. Начало национализации нашей элиты, противодействие работе западных НКО в России, защита Москвой Сирии, предоставление убежища Сноудену, попытка развернуть Украину от Запада и последующий Майдан – все это привело к открытой конфронтации России с США. Возвращение Крыма и борьба за Украину повлекло санкции Запада и попытку организовать блокаду Российской Федерации на международном уровне.

Но сама идея изоляции в итоге ударила по Западу – провести через ООН антироссийские резолюции не удалось, более того, процесс давления США на все страны мира с целью организовать блокаду РФ привел к росту недовольства действиями США. Россия при этом стала активней работать над выстраиванием новой глобальной архитектуры, опираясь в первую очередь на БРИКС и ШОС.

Важным элементом противодействия американскому господству стало педалирование темы реформы МВФ, которую Штаты блокируют со времен кризиса 2008 года. Вместе с Китаем Россия настаивает на уменьшении значения доллара как резервной валюты, прекрасно понимая, что за это выступает и большая часть неатлантического мирового сообщества.

Выдержав давление на «украинском фронте», Россия в этом году перешла в геополитическое наступление, выбрав для него самую острую проблему – ситуацию на Ближнем Востоке. Последствия присутствия там США ужасны: регион погружен во все более разрастающуюся войну, грозящую уничтожением нескольких государств и масштабным религиозным конфликтом. Именно сирийское направление Владимир Путин  выбрал в качестве главной темы для своего выступления на юбилейной сессии ООН.

Основное из того, что предложил Владимир Путин на Генассамблее – создать международную коалицию против мирового терроризма, в первую очередь «исламского халифата». Президент сравнил ее с антигитлеровской коалицией – то есть с тем, из чего и выросла ООН. Фактически президент РФ призвал к обновлению ООН на основе тех принципов, которые были заложены в ее основу – погасить войну, ликвидировать угрозу международной безопасности. Если все согласны с тем, что исламистские джихадисты представляют главную угрозу не только для стран Ближнего Востока, но и всего мира  - давайте объединимся против них.

При этом глава нашего государства апеллировал к двум важнейшим принципам международного права – военные действия против халифата должны идти с санкции ООН (у американской коалиции ее нет) и с учетом суверенитета Сирии, то есть с участием ее законного правительства (которое не признает Запад). То есть  он одновременно предлагал вернуться к двум важнейшим принципам ООН – согласию всех великих держав в действиях против общего противника и уважению национального суверенитета.

Но оба эти принципа входят в полное противоречие с политикой глобализации, проводимой США, которые исходят из навязывания воли атлантистов всему миру (мой враг – это враг всех вас) и пренебрежения национальным суверенитетом под лозунгом, что «права человека (демократия и т.д.) выше суверенитета».

И США отказались поддержать предложение России. Формально из-за того, что у них и так есть созданная ими коалиция, но, по сути, из-за опасения усиления роли России в мире. Тем самым Штаты лишь подчеркнули, что для них ООН - инструмент глобализации,  но не несущая конструкция справедливого мирового порядка.

Неслучайно поэтому Владимир Путин подчеркнул, что подрыв авторитета ООН опасен. Он может привести к тому, что в мировых отношениях будет господствовать право сильного. То есть, тот порядок, который американцы установили после распада СССР,  когда рухнул баланс сил между двумя полюсами и который на наших глазах при активном участии России уходит в прошлое.

Процесс деконструкции однополярного мира уже необратим. Держава, считающая себя гегемоном, может лишь затормозить его, ввергая в хаос различные регионы мира, но не может его остановить. Вместе с однополярным миром потерпела крах и политика глобализации по-англосаксонски. Ее не удастся продвигать ни через двухсторонние, ни через многосторонние соглашения, ни тем более, через наднациональные структуры и организации вроде ООН. Установление справедливого миропорядка – главная задача России на ближайшие годы.

Геннадий Семигин,
председатель политической партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ»