23 Сентября 2019, 21:00
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Геннадий Семигин: «Вернуть высшему образованию престиж, а студентам стремление получать качественные профессиональные знания – непростая задача»


Не проходит и недели, чтобы Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор)  не отозвала лицензию на образовательную деятельность у очередного вуза. Только в последнее время лицензии лишились московские институт психологии,  институт телевидения и радиовещания «Останкино», институт экономики и социального развития, Красногорская академия современного образования, Вятский государственный университет.

Теперь учредители вузов обязаны прекратить образовательную деятельность и обеспечить перевод тех, кто обучался, с их письменного согласия в другие высшие учебные заведения. Понятно, что для студентов этих вузов начинаются непростые времена. Но, считаю, что в Международный день студентов, который отмечается 17 ноября, не лишним будет поговорить и о других проблемах российского высшего образования.

Вернемся к закрытию вузов. Несколько цифр. Всего с 2014 по 2017 год количество вузов и филиалов в России сократилось с 2 268 до 1 171, то есть, на 1 097. Это данные на январь 2018 года. Более всего сокращение затронуло филиалы государственных и негосударственных вузов: число первых уменьшилось почти в два раза: с 908 до 428, вторых — в пять раз: с 422 до 81.  Аналитики отмечают, что вузам с хорошей репутацией практически ничего не грозит, но для остальных - сокращение продолжится.

Возникает закономерный вопрос: а в самом начале «реформы» вузовского образования было непонятно, что открытие несметного числа филиалов и новых вузов без должной материальной базы и достаточного числа профессиональных преподавателей приведет исключительно к деградации высшего образования и обогащению недобросовестных организаторов учебного процесса? Теперь недоучившиеся студенты встанут перед серьезными проблемами. Вряд ли другие вузы широко распахнут для них свои двери, ведь понятно, что качество знаний в закрытых теперь учреждениях давали не ахти какое. Так что сотни тысяч молодых людей, ориентированных на получение высшего образования оказываются не у дел, без профессии, но с завышенными ожиданиями, озлобленными на государственную власть.

Впрочем, не израсходованные денежные средства бывшие студенты вполне могут вложить еще куда-то – ведь сегодня практически все высшее образование в России стало платным. Дело доходит до абсурда: в некоторых медицинских вузах «узкие» специальности можно получить только за деньги. А мы еще удивляемся, почему становится все труднее попасть на прием к эндокринологу, отоларингологу, кардиологу…   

Да и многим выпускникам нужны не знания, а лишь диплом о высшем образовании.

Министр просвещения Ольга Васильевна призвала недавно повышать престиж высшего образования (этому должно способствовать и массированное сокращение числа вузов Рособрнадзором). Давно пора. Но одного сокращения числа несостоятельных вузов мало.

Сегодня государственная социальная стипендия студентов, обучающихся по образовательным программам, составляет 2 227 рублей в месяц при средней зарплате по стране в 35 845 рублей. Напомню, что в 1970-х годах, например, на физтехе МФТИ стипендия на первых курсах была 40 рублей, на старших курсах - 55 рублей при средней зарплате по стране 148 рублей.  На «те» деньги при небольшой помощи родителей (и даже без нее) можно было жить, на «эти» - абсолютно невозможно. И конечно, нынешний размер студенческой стипендии вовсе не свидетельствует о том, что государство заинтересовано в том, чтобы в вузы шли не только самые богатые, но и самые умные – независимо от своих финансовых возможностей. А сейчас государство делает вид, что платит стипендию, а студенты делают вид, что учатся.

Неудивительно, что в рейтинге стран мира по индексу уровня образования (education index 2016) Россия занимает 34 место, правда из 188, но пропускает вперед далеко не самые развитые станы мира - Словению (13 место), Литву (14), Польшу (20), Белоруссию (26), Грецию (28), Словакию (29), Испанию (33), где, несмотря на скромные возможности все-таки находят возможность развивать образование для перспективного развития.  

Но дело даже не в рейтингах. Мы сами видим, насколько снижается уровень образования детей и молодежи. Одни опросы на тему Великой Отечественной войны чего стоят! Специалисты подтверждают, что катастрофически растет число школьников, не умеющих понять прочитанный текст средней сложности, не способных изложить связно какие-то мысли в устном и письменном виде. Спасибо ЕГЭ и тем, кто его так настойчиво внедрял. 20 лет прошло и теперь делаем разворот на 180 градусов: возвращаем отверженные как ненужные  сочинение, устные экзамены, «говорение», воспитательные функции учебных заведений.

Горькие плоды превращения образования – одного из столпов государственной политики, от которого зависит развитие культуры, науки, технологий, благополучие государства – в сферу услуг (не озабоченную даже тем, чтобы услуга была качественной), мы в полной мере еще не вкусили.

Впрочем, и это (некачественная услуга) имеет свое объяснение. Преподаватели вузов и школьные учителя получают нищенскую зарплату (отчеты об исполнении «майских» указов президента от 2012 года нужно принимать с большой долей скепсиса). Средние цифры, возможно, и выглядят неплохо, но это вовсе не значит, что конкретный учитель или преподаватель за Садовым кольцом действительно получает достойную зарплату. Поправить свое материальное положение большинству из них, особенно в глубинке,  предлагается исключительно путем повышения нагрузки и интенсификации труда.

При этом вполне комфортно в материальном плане могут ощущать себя руководители вузов и директора школ – министерство просвещения, видимо, не ставит никаких ограничений для увеличения их зарплат, видя позитивную роль этих зарплат при исчислении «среднего» показателя.

Болеющие за свою страну преподаватели вузов и школьные учителя все еще не теряют надежды на то, что  руководители системы образования в нашей стране скорректируют «Федеральную программу развития российского образования на 2016–2020 годы», поскольку результаты ее исполнения оставляют желать много лучшего, она в принципе не способна решить основные проблемы российского образования. О том, что надо предпринимать в этой сфере «ПАТРИОТЫ РОССИИ» неоднократно заявляли в Программе партии, других документах.

Необходимо увеличить долю расходов на образование с нынешних 3,9% ВВП до уровня развитых стран мира (США – около 6%, страны ОЭСР – 6,3%); остановить кампанию по «оптимизации» числа начальных и средних школ, которая ведет к недоступности качественного сначала среднего, а потом и высшего образования, особенно в сельской местности;  усилить контроль за качеством преподавания в вузах страны, особенно на бюджетных местах; отказаться от практики увеличения численности учебных групп с целью повышения зарплаты преподавателей; закрепить за ЕГЭ статус одного из инструментов оценки уровня знаний школьников, а так называемую «Болонскую систему» бакалавриата и магистратуры подвергнуть критическому осмыслению; остановить ничем не обоснованную тенденцию к увеличению числа отчетов о деятельности, которые ведут к сокращению возможности преподавателей добавлять в учебный процесс практические занятия с применением новых технологий и оборудования.

Вернуть высшему образованию престиж, а студентам стремление получать качественные профессиональные знания – непростая задача, особенно в ситуации, когда наличие кризиса в этой сфере отрицается, но без этого у нашей страны нет будущего. И это очевидно даже тем, кто проводил все эти годы непродуманные и вредные реформы.

Геннадий Семигин,
председатель политической партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ», доктор политических наук, профессор.