20 Января 2021, 12:10
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Иван Ермаков: «Надеюсь, что отзывы читателей помогут мне сделать эту книгу и более правдивой, и более насыщенной»


Председатель Севастопольского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ», член Союза журналистов РФ Иван Ермаков  представил землякам свою новую книгу «Путь длиною в жизнь».

«Меня, как впрочем, думаю, и многих, не оставляют равнодушным слова известного поэта Юрия Рыбчинского из ставшей шлягером песни в исполнении Александра Малинина: «Берега, берега… Берег этот и тот,/Между ними – река моей жизни…». Вот и я, проплыв уже дальний путь по этой реке моей жизни, решил вспомнить наиболее значимые эпизоды своей жизни и изложить их на бумаге, - пояснил Иван Ермаков. - Думаю, что найдутся люди, которым будет небезынтересно вместе со мной «проплыть» по описанному маршруту. Ведь моя жизнь – это странички истории, в которой судьбы людей, живших в этот период, во многом схожи. А для молодых людей мои воспоминания будут своеобразным жизненным уроком истории. И если кому-то из читателей описанные эпизоды покажутся интересными и поучительными, я буду рад.

До выхода этой книги отдельным изданием я посчитал возможным и нужным опубликовать отдельные фрагменты на страницах электронного издания «Информер», руководство которого любезно предоставило мне такую возможность, за что я выражаю им благодарность.  Надеюсь, что отзывы читателей помогут мне сделать эту книгу и более правдивой, и более насыщенной».

«…Время неумолимо движется вперед. Вот и для меня оно достигло определенного рубежа, достаточно солидного для человека. Так устроен человек, что умом и сердцем он постоянно чувствует себя как бы молодым, хотя тело и его составляющие начинают «звонить в колокола», как бы напоминая: «притормози», мол, свой решительный бег по жизни и задумайся о прожитом – что сделано, чего достиг и что еще нужно успеть сделать. И я, видя в недалеком будущем серьезный жизненный рубеж, посчитал необходимым вспомнить свои жизненные вехи и достигнутое мной и обществом, в котором воспитывался и жил за этот период.

Итак, родился я 1 января 1947 года, после Великой Победы советского народа в Отечественной войне, в небольшом поселке с романтичным названием Покровка на территории советской Белоруссии. Поселок этот был примечателен тем, что это была усадьба помещика Марюты.

Помещик был прогрессивным человеком и в своей усадьбе с кирпичными постройками и красивым жилым домом насадил огромный сад, фруктами из которого обеспечивались не только прилегающие области и столицы, но даже поставлялись за рубеж. Устроен был красивый пруд или вернее искусственно созданное озеро с разведением рыбы. В усадьбе по всем правилам садового искусства были посажены и обустроены различные аллеи: липовая, березовая, каштановая и пр. Везде были проложены дороги, вплоть до районных центров. Романтики добавляли леса – Брянские, Черниговские, Белорусские, раскинувшие свои огромные массивы на небольшом удалении от поселка.

Мои родители встретились и, поженившись, стали жить в нем. Находился он на границе, в одном километре от территории братской социалистической России и в нескольких десятках километров от советской Украины. Видимо, такое соседство и воспитало в моем характере такую черту, как интернационализм.

К слову, не могу не отметить хорошие воспоминания мамы, бабушек о хозяевах помещичьей усадьбы. Как рассказывали нам, это были высокообразованные и культурные люди, хорошо и с уважением относящиеся к своим работникам. Но революция сделала свое дело. Они были экспроприированы. Все стало народным и постепенно разграблялось, приходило в запустение. В конечном итоге поселок исчез.

Семья моя была довольно многочисленная. У меня было два брата и три сестры. Из них Нина, Мария и Иван умерли. Практически, после Великой Отечественной войны в живых остались брат Николай и сестра Лидия. Я родился после войны, и в память о моем брате Ване, который умер, когда ему было уже девять лет, меня и назвали. Должен отметить, что родителям моим, как и всем советским людям, досталась нелегкая судьба, особенно маме. Прожили они трудную, но достойную жизнь. Умерли и похоронены в Белоруссии, где и проживали в городе Кричев Могилевской области.

Должен вспомнить добрым словом и моих многочисленных родственников. Только родных дядей и тетушек было около десятка, а уж сколько двоюродных братьев и сестер - сразу и не счесть. Семьи ведь у всех были многодетные. Судьба разбросала всех по разным уголкам великого Советского Союза. Практически не было ни одной советской республики, где бы ни жили мои родственники. К большому сожалению, многих из моих близких родственников уже нет в живых. Время ведь беспощадно, и люди покидают этот прекрасный мир, оставляя после себя добрые дела, детей, внуков, правнуков ...

Детство мое прошло в трудные послевоенные годы. Как ребенку, особого внимания мне никто не уделял. Мама практически сразу после рождения вышла на работу. Трудилась с 5 часов утра и до позднего вечера, вернее, ночи. Отец пропадал на работе. Такая жизнь была практически у всех детей того поколения. Впрочем, у взрослых жизнь была абсолютно не сладкой. Работа за копейки. Отдых – очень редкое удовольствие. Страна ведь была в разрухе. Жилье разрушено или сожжено. Продуктов нет. Порой, чтобы выжить, собирали сгнившую и промерзшую зимой картошку и пекли так называемые «тошнотики». Когда появлялась крапива, варили из нее похлебку. И так выживали. Поднимали из руин страну и ее разрушенное войной хозяйство. Жалоб не было. Так надо, и точка.

В детстве главным развлечением было находить оставшиеся после войны снаряды, мины, гранаты, патроны, оружие и взрывать их. Случалось, что при этом дети гибли, что называется, в мирное время. С одеждой, обувью вообще были проблемы. С осени и до холодов – босиком с ногами, покрытыми цыпками. Одевались кто во что горазд, т.е. у кого какие находились возможности. Но особо красоваться и показывать «красоты» моды реально могли только единицы.

Но на это мало кто обращал внимание. Зимы в то время были суровые. Уже к октябрьским праздникам стояли суровые морозы, и снег выпадал, наметая огромные сугробы. Но человек так устроен, что ко всему привыкает. И мне, как и другим моим сверстникам, казалось, что другой жизни и не бывает. Но вот отношения между людьми были дружеские. Зависть, как таковая, отсутствовала напрочь. Кто какой национальности и вероисповедания редко было темой обсуждения. Ну а у детворы эта тема вообще не имела места. Были в играх только русские (советские) и немцы (фашисты). Конечно, «фашистам» всегда доставалось «на орехи», да и быть ими никто не хотел.

Школу вспоминаю с большой теплотой. Какие чудесные были отношения с товарищами и учителями. И это, несмотря на трудности бытия. Октябренок, пионер, комсомолец – и это все по-серьезному и с большим желанием и энтузиазмом. Общественное порицание для детей было самым серьезным наказанием. Когда вступали в комсомол, у меня не вышел возраст. Так я рыдал от обиды. Художественная самодеятельность, спорт, различные диспуты, вечера, коллективные просмотры фильмов и пр. И это при больших жизненных трудностях и достаточно серьезных и тяжелых условиях быта и социальных сложностей существования.

К слову, несмотря на атеизм того времени, я был крещен в православной церкви деревни Душатино Брянской области РСФСР. Родители мои и предки все были православные. Генеалогическое древо мое обрывается на прапрадеде, беглом крестьянине по фамилии Ермаков.

Откуда он «прибежал» история умалчивает. Говорят, что из войска Ермака. По маминой линии Соколовых родословная обрывается на прадеде, так как архивы во время войны были уничтожены. Деды мои Прокопий и Петр, бабушки Мария и Елена похоронены в земле БССР. Папа Федос и мама Анна похоронены в Кричеве Могилевской области, Белоруссия.

В школе того времени большое внимание уделялось трудовому воспитанию. Оканчивая школу, ученик обязан был получить профессию. Для этого выделялось достаточно много учебных часов для изучения теории и еще больше – практическому освоению профессии. Скажем, я оканчивал школу и кроме аттестата зрелости получил профессию слесаря 4-го разряда и механика-водителя 3-го класса. К слову, как будущий защитник Отечества получил военный билет, где был приписан в танковые войска как механик-водитель танка.

Окончив школу, я приехал в город-герой Севастополь, где в Балаклаве главным энергетиком завода стройматериалов после окончания Криворожского горного института работал мой брат Николай. Он офицер, уволенный по сокращению из Вооруженных Сил СССР.

Мне было немногим более 16 лет, и я был поражен белизной и чистотой города. Мне захотелось учиться в этом героическом городе. Я подал документы в Севастопольский приборостроительный институт, сдал вступительные экзамены, прошел по конкурсу и был зачислен на первый курс дневного отделения. Так я на долгие годы связал свою судьбу с городом русской и не только славы на долгие годы.

В те уже далекие советские времена жизни не влюбиться и не полюбить этот город-легенду, было просто невозможно. Все здесь было пропитано духом героизма и величия славных традиций. Попадая в атмосферу городской жизни, человек, желая этого или нет, становится как бы соучастником и творцом дел хороших и славных.

Итак, я студент совсем еще не знаменитого и не престижного вуза. Он буквально только-только был создан. Учебная база слабенькая. Преподавательский состав без знаменитостей. Но постепенно институт становился на ноги. Из Москвы прибыла большая группа ученых во главе с академиком Рабиновичем. В ее составе были и супруги Чалые, профессора и родители будущего героя севастопольской весны Алексея Чалого. Кафедры укреплялись профессорским составом, докторами наук. Стали готовить свои ученые и научные кадры, организовывая защиту диссертаций уже в самом институте. Стала работать военная кафедра, готовившая офицеров-ракетчиков для ВС СССР.

Обучение велось на очень серьезном уровне. Один день в неделю юноши-студенты службу несли на военной кафедре, обучаясь военному делу.

Через четыре года обучения, изучив ракетный комплекс С-75, пройдя курс подготовки по военным дисциплинам и стажировки в боевом полку в городе Белгород-Днестровский под Одессой, приняв воинскую присягу советскому народу и государству СССР, мне, как и моим однокурсникам, было присвоено воинское звание лейтенант. К слову, принятой тогда присяге я не изменил никогда.

Проходя учебу в СПИ, вначале жил на съемной квартире, потом в общежитии института. Жизнь была трудной, но насыщенной и разнообразной. Участвовал в охране общественного порядка в составе комсомольского отряда. Я занимался борьбой и имел определенные позитивные результаты. Ходили в туристические походы. Летом обязательно месяц-два работа в составе студенческого отряда на стройках. Правда, один летний сезон отработал старшим вожатым в пионерлагере «Южный» Севастопольского морзавода. Четыре года сентябрь-октябрь трудились на уборке урожая в пределах Крыма. Был командиром студенческого отряда численностью более 150 студентов.

Трудности этого периода, неустроенность быта могли выдерживать только молодые люди, какими мы тогда и были. Производственную практику я проходил на первом курсе, обучаясь на так называемом эксперименте, т.е. дневное-вечернее обучение. Днем работали, вечером учились. И так – весь первый семестр. Потом это нововведение отменили, как не оправдавшее себя. Так вот трудился я в Сухарной балке на заводе ремонта минно-торпедного, артиллерийского и другого вооружения ЧФ, т.е. на «Артиллерийском заводе». После третьего курса практику проходил на одном из Ленинградских заводов целых шесть месяцев. Тогда же познакомился с белыми ночами, с театрами и музеями этого славного города, да и с самим городом.

Преддипломную практику на пятом курсе проходил в Москве, в НИИ часовой промышленности. Тогда только начали интенсивно внедрять везде электронику, в том числе и в приборостроении.

Окончил я учебу в 1969 году с неплохим результатом. Трудиться начал в севастопольском филиале ленинградского «Пролетарского завода». Конструкторское бюро, где я и еще 11 человек, занимались проектированием швартовочных устройств для танкеров. Я был назначен руководителем этой бригады. Сам я практически безвыездно находился в головной организации в Ленинграде, отрабатывая необходимые документы для обеспечения проектирования.

Но в один из приездов в Севастополь был срочно вызван в военкомат Ленинского района. У меня забрали паспорт, военный билет, вручили повестку о призыве на военную службу как офицера запаса. Пришлось сдать командировочные документы, попрощаться с трудовым коллективом и прибыть в распоряжение командования Черноморского флота. Там меня переодели в военную форму, выдали удостоверение личности и предписание явиться в распоряжение командующего ВВС ЧФ.

Итак, я – офицер Вооруженных Сил СССР. Приказом был назначен в транспортный полк, базировавшийся в пгт Кача. Месяц мне был дан для подготовки и сдачи зачетов для самостоятельного исполнения обязанностей по должности. В этот месяц пришлось осваивать службу дежурного по полку. Экипажи разлетелись по командировкам, а я как вроде не у дел, назначался на дежурство, что называется, «через день на ремень». Дело было непривычное, особенно с личным составом срочной службы. Но ничего, справился…

Зачеты сдал на «хорошо», за что получил первую благодарность на военной службе. Дальше уже пошла настоящая воинская служба. Полеты, подготовка к ним – это все очень серьезно. Тревоги, дежурства, изучение документов и матчасти, участие в жизни эскадрильи, полка и даже иногда в мероприятиях уровня ВВС.

Жил в офицерском общежитии гарнизона Кача. В то время в гарнизоне только летных было три полка и еще база обеспечения, дивизион связи и РГО и ряд других частей. Я был избран секретарем комсомольской организации эскадрильи. В ее составе было много молодых летчиков, штурманов, радистов, инженеров, техников, и мы так организовали свою общественную работу, что наша комсомольская организация эскадрильи стала лучшей в гарнизоне со всеми поощрениями и пр. Мне было доверено выступать на конференциях ВВС и флота. В то время я стал писать материалы и публиковаться в газетах «Слава Севастополя» и «Флаг Родины».

И так прошло более года моей службы «двухгодичника». Нужно было думать о дальнейшем жизненном выборе. Были разные предложения: пойти поучиться в Политакадемию им. Ленина, по линии КГБ учиться и потом служить. Я предложил командованию перевести меня на Севастопольский авиаремонтный завод и направить учиться в Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского. Мое предложение-просьба были рассмотрены и удовлетворены. Я был зачислен в кадровый состав ВС СССР и назначен для прохождения службы в Севастополь на 770 АРЗ…».

Пресс-служба
политической партии
«ПАТРИОТЫ РОССИИ»

14 августа 2018 года

← Назад
В тему: