19 Декабря 2018, 19:19
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Нох Токаев: «Пора понять, что школы занимаются общим образованием, а не профессиональным. Нельзя делать из школ профтехучилища»


Депутат Парламента Республики Северная Осетия-Алания от партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ», доктор экономических наук, профессор Нох Токаев на страницах газеты «Пульс Осетии» высказал свое мнение по ряду проблем системы образования в стране.   

«В последнее время активизировался поиск новых подходов и возможностей решения проблем качества общего образования. Анализ и оценка реальных сторон возникающих вопросов, безусловно, актуализируется и требует дополнительного осмысления.

О практике оценки знаний школьников

Обладаю достаточной информацией и уверен, что есть реальность проблематики оценки знаний в системе школьного обучения. Она (такая проблематика) широко обсуждается не только в семейных и родительских кругах, но и среди самих школьников, а также специалистов, исследующих ее. Не является исключением и значительная часть российской интеллигенции, в том числе и учителей, которых я отношу к ней.

Что есть проблематика ЕГЭ? Меня беспокоит высокая степень волатильности оценки знаний не только по ЕГЭ, но и в текущей учебной практике. Много наблюдается неустоявшихся требований, скачкообразно предъявляемых к ученикам. Не меньшей проблемой является влияние на оценки учеников сотен факторов не школьного и не учебного характера. Нами эти вопросы практически не исследуются и не оцениваются в полной мере.

К ЕГЭ не готовят на уроках. Нет четкой связи между учебным процессом и ЕГЭ. Но он предъявляет требования по уточнениям, по быстроте исполнения ответов, к односторонней их точности в оценках.

Имеет место значительное несовпадение материалов учебников с заданиями ОГЭ и ЕГЭ. Как это получается и возможно в течение уже многих лет? У нас ведь государственная система общешкольного образования. Регулятор этих вопросов – государство, а не кто-то другой (сбоку или в качестве невидимки…). В школьной образовательной системе всегда существовало взаимодействие и согласование всех компонентов: учителя, технические условия, учебные материалы.

Отмечу и следующее. В школах собираются вводить ЕГЭ устный русский с 2019 года, а в последующем и английский. Вроде бы хорошо, что есть обращенность к устной части изучения языка. Умение учить развивать устное владение материалом с осмыслением узнанного материала, на мой взгляд, дорогого стоит. Есть над чем думать, что решать…

Давайте честно и по делу: ученики все меньше становятся способными к владению словом. Очень часто не могут даже после окончания школы изложить в устной форме прочитанный материал. В результате оказываются малоспособными к общению, образному мышлению, умению объяснять осмысливаемый материал. Неприемлемой тенденцией является заучивание чего-либо или всего, чему учат.

Цифровизация обучения

Как происходит цифровизация в школах? Правильно ли мы понимаем саму сущность цифровизации, ее положительные и отрицательные характеристики, последствия? Я уверен, что многое идет стихийно, с малой осознанностью сущности и сути происходящего (что, кстати, не одно и то же).

Есть специалисты, которые приводят десятки аргументов в пользу цифрового обучения учащихся школ. Заявляется даже, что это другой уровень образования, имеющий значительные преимущества в настоящем и будущем. Аргументация идет к электронным системам, их скоростным возможностям, доступности, удобствам использования и т. д. Работа учеников, т. е. их учеба, видится с преимуществами цифровой среды, создающей якобы новые возможности общения с материалом, людьми…

В моем представлении цифровое обучение понимается неправильно, так же как и цифровизация всего и вся. Реальные запросы учеников, формирующиеся в процессе обучения, едва ли возможно в полной мере удовлетворять цифровым обучением. В таком контексте остановлюсь на ряде проблем, которые уже обозначились в значительных масштабах.

Во-первых, мы не имеем полного и достаточного представления о том, что такое цифровое образование. Возможно ли всю систему школьного образования ввести в цифровое исполнение? Во-вторых, электронные учебники, если они заменят бумажные, что внесут положительного, а что отрицательного в процесс обучения? Нет ли опасности для общей образовательной системы школьного образования, что электроника в цифровом обучении «поглотит ребенка»?

На мой взгляд, постоянное и систематическое использование электронных средств обучения изменит кардинально состояние не только обучаемого (физическое, моральное, нравственное), но и тех, кто будет реализовывать процесс обучения – учителей. Мы еще недостаточно осмыслили соответствующие законы цифровых рисков в обучении и учебе. Это требует наисерьезнейшего внимания, в том числе с подключением к оценке проблематики учительского состава, специалистов из науки и т. д.

По имеющимся в печати сведениям уже сегодня ученики старших классов более восьми часов в сутки находятся в гаджетах, т. е. заняты их использованием (полезно или бесполезно – это тоже надо знать). Еще 30% других учеников – более трех часов. Разумеется, что это очень высокие проценты и несут в себе значительные риски как для здоровья, так и умственных способностей. Переход к цифровой форме обучения, с одновременным снижением уровня устного общения учителя со школьниками, может стать крупнейшей и очень болезненной проблемой, в том числе для страны. Мера использования, целесообразность и эффективность ее, конечно же, определяются строго выверенными методами обучения, согласованием с ними работы учителей по всем предметам.

Не надо быть сверхграмотным, чтобы понимать следующее.

Во-первых, снижение показателей живого общения между учителями и учениками под влиянием интернет-информации неминуемо ухудшает положительные свойства общения на предметной основе. При значительной развитости такого процесса можно ожидать, что ученики меньше будут проявлять интереса к изучаемым предметам, а осознание человеческой значимости изучаемого материала уйдет неизвестно куда. Неинтерес к живому общению замыкает молодого человека на себе, он ограждает себя, уходит в себя. Считаю, что это опасный путь не только для развития общего образования, но и конкретных людей, если они находятся все время в электронных системах одностороннего общения.

Во-вторых, уменьшение живого общения в обществе людей, но увеличение его через электронные носители «информации», полагаю, разводят их (людей), они обосабливают и индивидуализируют всех. Способы чрезмерного потребления электронных систем, скажем так, охватывают человеческий ум, поведение и действия так, что он оказывается в «клеточно-технической изоляции» от живого общения.

В-третьих, не думаю, что социализация молодых людей в школьном возрасте претерпевает качественные положительные изменения под влиянием электронных систем и характера их использования. Школьники не фиксируют даже определенные трудности в выборе информационной базы для изучаемых предметов. Отвечает выбираемая информационная база требованиям изучаемого предмета или нет – это для них часто не имеет значения. Тем самым информационный материал оказывается мало приспособленным для анализа и оценки в пределах изучаемых предметов. Как следствие, не достигается качественное усвоение предметов, обнаруживается низкая эффективность методов обучения. В конечном итоге человек, которого так будут обучать, все больше может становиться необщественным существом. Опасный путь и абсолютно нежелательный.

Новшества в предметном обучении

В последнее время в школах стали преподавать новые предметы: «предпринимательство», «финансовая грамотность», «астрономия». Первые два указанных предмета, как я понимаю, вместо «Экономики».

Возникает ряд вопросов.

Во-первых, хорошо это или плохо? Имеется в виду такой подход. Что лучше: учить основам экономических знаний или предпринимательству и финансам? Отдаю предпочтение «Экономике»…

Во-вторых, кто и как учит? Давайте проанализируем такую проблематику и внесем разумные, обоснованные предложения. Например, вернули в школу «Астрономию». Думаю, что это положительно, но готовность школ, как показывает практика, низкая, а иногда и отсутствует (техника, оборудование, приборы, обсерватории, учителя?).

Проблематика предметного набора учебных школьных программ всегда была сложной, но есть достаточное количество аргументов, которые подтверждают необходимость системных решений, которые касаются введения новых предметов. Школьное преподавание «Финансовой грамотности» может претендовать на актуальность, даже модность и т. д., но перегружать им (этим предметом) учебные планы едва ли целесообразно. Это же касается «Предпринимательства». Только для того, чтобы более или менее изучить и усвоить основы и содержание понятий, которые используются в рамках указанных предметов, по моим оценкам, требуется приличное количество учебных часов. Если же их не будет (а это, скорее всего, так), тогда преподавание таких предметов (сложных и весьма с высокой спецификой содержания) может оказываться модой… Есть ли смысл в этом? Думаю, что нет.

По этой же проблематике отмечу следующее. Учителя этих предметов должны быть подготовленными на высоком квалификационном уровне не только касательно содержания указанных предметов, но и методики их преподавания. Такие требования должны быть более учитываемы сегодня, и тогда возможно будет разобраться с существующей проблематикой в ее системной оценке в школьном образовании.

Репетиторство

Чрезмерная его распространенность (причин множество) вызывает много вопросов. Я признаю необходимость репетиторства в узких направлениях для особо талантливых учеников, проявляющих интерес к отдельным учебным направлениям (дисциплинам). Репетиторство в форме подтягивания учеников, которые плохо учатся в школе, на мой взгляд, иное качество вносит в образовательный процесс школы. Есть тоже над чем думать, что и как менять.

Чаще всего мы оцениваем эту проблематику через участие учителей в репетиторстве, даже обвиняем их, критикуем и т. д. Тем самым уходим от главных причин и характеристик системных проблем, которые имеют место в школьном образовании. Меньше учителей надо обвинять в репетиторстве, но больше думать о роли и функциях государства в организации и управлении школьным образованием.

Задания школьному образованию

О «Девяти заданиях министра Васильевой» хочу высказать несколько соображений ("Российская газета" от 1 августа 2018 г.).

Первое. Министром за ориентиры настоящего и будущего развития общего образования избраны различные проекты (их выдвинуто девять). Что можно сказать в общей оценке этих проектов? За основу выбрана ориентация на создание дополнительных «Центров»: («Кванториумы» в каждом субъекте, «Сириус» в г. Сочи, Центры скорой психологической помощи для родителей, Российская электронная школа, Центр цифровой трансформации образования, Центр переподготовки учителей, Единая платформа-навигатор, Центр поддержки добровольчества, Центр пространства создания инноваций (будет в вузах). Насколько все это будет способствовать качественному улучшению именно школьного предметного образования, по моей оценке, ответа нет (боюсь, что и понимание общей проблематики неглубокое и недостаточное).

Второе. Я согласен, что успехи каждого учителя исключительны в силу профессионализма. Это так было всегда и будет. Беспокоит постановка задач от министра Васильевой относительно новых должностей, которые будут вводиться в ближайшие годы в школах: не будет директоров, завучей, учителей – в их традиционном и апробированном историческом смысле. Министр и те, кто разделяет такой подход, ищут новую систему карьерного роста и за главное находят изменение названий должностей. Предлагается ввести: учитель-мастер, учитель-наставник. Скорее всего (в моем видении) введут «менеджер-руководитель школы» и т. д. Все это не выдерживает никакой критики… Мы хорошо помним рекомендацию Д. Медведева учителям: «не хотите работать в школе, займитесь предпринимательством»…

Позволю коротко сказать так: учитель – это и есть особая должность, но это больше, чем должность. Только само слово учитель пробуждает человеческую мысль (особенно в России) широко и однозначно на великое уважение к тем, кто является учителем в школе… Учителя – особой породы люди, но их породистость образуется и развивается именно в процессе школьного образования. Пора понять, что школы занимаются общим образованием, а не профессиональным. Нельзя идти по пути делания из школ профтехучилищ. Это – другая история и ее тоже предметно надо осмысливать в государстве».

Пресс-служба
политической партии
«ПАТРИОТЫ РОССИИ»

02 ноября 2018 года

← Назад
В тему: