27 Сентября 2020, 19:18
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Лариса Айдинова: «Школа и вуз должны вырастить гражданина и патриота»


Продолжается реформа российского образования, а вместе с ней и активная дискуссия сторонников и противников двух основных подходов к ее проведению.  

Одни считают, что нужно сохранить основы системы, сложившейся в советское время. Другие говорят о необходимости кардинальных преобразований.  Агентство РИА Новости организовало пресс-конференцию на тему «Состояние и перспективы образования в России. Противостояние «старого» и «нового» подходов». И мы пошли слушать умных людей с надеждой, что расскажут не про то, «от какого наследства мы отказываемся», а что в результате новаций приобретаем. Сегодня именно новации  совсем плохо вписываются в российскую действительность, вызывая раздражение у общественности.    

В качестве и экспертов были приглашены двое вполне известных в России  политиков: член Общественной палаты РФ, проректор Российского экономического университета им. Плеханова, директор Института политических исследований Сергей Марков и генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. Подумалось, если мы до конца не понимаем, куда и зачем реформаторы ведут нашу среднюю и высшую школу, может, знающие люди на пике реформ (новый закон об образовании уже вступил в силу) внятно ответят на вопросы, которые задают друг другу и учителя с преподавателями, и родители, и студенты, и даже школьники.

К сожалению, не случилось. Один эксперт признал, что советская система образования полностью разрушена, хотя в мире ее признавали лучшей, что модель, взятая за образец для подражания, непонятно чья, что качество образования (особенно на платных отделениях вузов) катастрофически низкое и, похоже, пока никто не собирается работать над ошибками, совершенными министерством образования в прежнем составе. 

Другому ньюсмейкеру все в принципе нравится. Он подтвердил, что реформы проведены «по требованию граждан». Верит, что пример эксклюзивно отлаженного Национального исследовательского технологического университета «МИСиС»  (Московский институт стали и сплавов), в котором ректорствовал нынешний министр образования, станет правилом для всех технических вузов страны, а не исключением из правила. Что коммерческая составляющая нашего образования будет скорректирована, ЕГЭ отлажен, укрупнение вузов идет только на пользу преподавателям и студентам, а в школу нужно быстрее возвращать физкультуру, отменив оценки за нее.

Я спросила уважаемого проректора «Плехановки», что он думает о качестве образования в обычных школах России? Сергей Марков ответил, что «оно ниже советского, но выше уровня 1990-х годов». По его мнению нарастает разрыв между престижными гимназиями и обычными школами, что есть необходимость вводить в школах должность зама директора по безопасности – для защиты учителей от насилия со стороны маргинальных родителей и учеников. А еще он вспомнил невеселый ответ учителей из Ульяновска на его вопрос, почему они работают на полторы ставки: на одну будет нечего есть, а на две – некогда.

Вот такая реформа. Что называется, приехали.

Валерий Хомяков вспомнил, как в 1956 году после исторического ХХ съезда КПСС пришел в первый класс и получил букварь, по которому изрядно прошлись ножницами и вырезали  «неактуальные» цитаты Сталина. Ему нынешняя реформа образования напоминает тот далекий букварь. Добавим, что повырезали практически все. Вопрос: чем заменили?

Советская власть ставила перед собой на определенном историческом отрезке времени конкретную задачу: сначала ликвидировать неграмотность, потом дать всем начальное, восьмилетнее, среднее  образование, помочь получить профессию в вузе, техникуме, ПТУ, потом определиться на  первое рабочее место. Да, это делалось под дробь пионерских барабанов и разборки на комсомольских и партийных собраниях, а мы все в известном смысле испытывали проблемы со свободой самовыражения и передвижения.  Но помнится не это. Помнится, что рядом, на факультете журналистики лучшего вуза страны учились и вчерашние десятиклассники с обеспеченными родителями из столицы, и рабфаковцы, подрабатывающие вахтерами в Большом театре, и вчерашние солдаты черт знает из какой глубинки. Одни жили посытнее, другие поскромнее, но все знали, что будет завтра и где взять денег на хлеб-молоко.

Жизнь не стоит на месте, и то, что вчера казалось дивом-дивным (например,  тот же мобильный телефон), сегодня есть практически у каждого. Глобальный мир сделал невиданный скачок, и Россия за ним сегодня не вполне успевает.  И потому нужна реформа образования.

Вопрос в том, кто и как ее проводит.  Все эти нескончаемые годы десять лет, что она идет, мы шарахаемся из стороны в сторону. То разрешаем открывать вузы и филиалы всем, кому захочется, то запрещаем. То разделили начальную и среднюю школу, то  соединяем. То отменяем школьную форму, то возвращаем. Свели на нет физкультуру – погорячились. Исключили астрономию из школьной программы – теперь давайте вернем: а вдруг еще метеорит прилетит.  На родительском собрании в выпускном классе учителя один за другим не рекомендуют нашим детям на ЕГЭ сдавать свой предмет, а мы никак не переместим сдачу этого самого ЕГЭ вон из школы, потому что сразу выяснится: король, в смысле учитель, голый: не научил, не заставил, не проконтролировал, не заинтересовал. Качество знаний учеников – единственный критерий истинности проводимой реформы стоит сегодня на последнем месте после «инноваций» и «пыли в глаза».  Коррупция переместилась в школу, и сделала еще более призрачным равенство между выпускниками деревенской школы и престижной гимназии.

И таких примеров, пусть в чем-то частных, но весьма характерных,  бесконечное множество. И за каждым – люди, высказывающие недоумение: куда бежим, какие цели преследуем? Минобрнауки с его вольными помощниками не дают ответа…

Когда-то идеологи реформы политической и экономической системы считали, что рынок расставит все по своим местам (кстати, тогда рождались мифы «о юристах и экономистах», которых потребуется видимо-невидимо). Но рынок не расставил все по местам в экономике, не расставит и в образовании. Он не в состоянии за нас сформулировать цель, которую хотим достичь, ввергая систему отечественного образования в тяжелейшие испытания.

Да, советской школе выставили серьезный счет (в чем-то справедливо, в чем-то нет), но чего у нее не отнимешь, так это того, что она была системой – системой образования и воспитания с определенным набором инструментов и вполне эффективными мерами  по воспитанию советского гражданина.

Наши оппоненты с удовольствием и громко отвергают все, что делалось тогда, в том числе по формированию и продвижению «новой общности людей», которая называлась советский народ, но при этом почему-то стыдливо умалчивает об опыте Соединенных Штатов, которые занимаются абсолютно тем же – обучением и воспитанием американских граждан как единой американской нации.     

Можно только порадоваться, что патриотизм перестал в нашей стране считаться  ругательным словом, а патриотическая идея начинает завоевывать сердца людей и находить понимание в правящей элите. Цель воспитания патриотов и граждан, которые в буквальном и переносном смысле будут строить новую Россию, может оказаться эффективной не только при  реформе образования (куда же в открытом мире цивилизованному человеку без хороших знаний?),  но и средством заполнения того духовного вакуума, который образовался в годы безвременья. Ценности индивидуализма и потребительства,  несмотря на усилия либеральных СМИ, плохо приживаются на российской почве.  Ментально россияне все-таки – не граждане мира, а патриоты своей большой и малой Родины.

Лариса Айдинова,
член Центрального политического Совета, главный редактор газеты «Патриоты России»

26 марта 2013 года