24 Августа 2019, 17:25
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Михаил Чесалин: «Коррупционер, пришедший к власти, сворует больше, чем мы потратим на выборы»


Член Центрального политсовета партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ», руководитель Калининградского регионального отделения, депутат областной Думы четвертого и пятого созывов, председатель профсоюза работников наемного труда Калининградской области «Трудовые бригады» Михаил Чесалин - о сомнительных закупках властями дорогостоящих лекарств, богатстве «партийных» профсоюзов и голосовании оппозиционных депутатов вразнобой.

– Как в регионе строится деятельность профсоюзов? Как фактически ведется работа по защите интересов людей?

– Есть два вида профсоюзов: одни исторически сформировались на базе тех, которые существовали во времена советского времени, другие профсоюзы – это организации, возникшие в рамках нового общества, нового общественного строя, «дикого капитализма» Российской Федерации.

Профсоюзов первого типа довольно много, им досталось все государственное имущество, которым управляли профсоюзы в советские времена: санатории, базы отдыха, здания, где размещаются сами организации. Это по сути ресурс, которым управляют профсоюзы, выходящие на все акции вместе со своими работодателями – партией «Единая Россия». Владение собственностью и определяет их позицию: во-первых, им не очень интересны чаяния и проблемы собственных членов, так как финансово они почти не зависят от членских взносов. Они живут за счет тех доходов, которые приносит собственность. Во-вторых, такие профсоюзы как работали с советского времени с властью, так и продолжают это делать.

Второй тип профсоюзов создавался при капитализме, и у них изначально не было никакой собственности, собственных доходов и, соответственно, того «крючка», за который государство могло бы держать профсоюз. Первыми такими объединениями стали профсоюзы горняков, шахтеров, потом был создан наш профсоюз докеров, потом профсоюз авиадиспетчеров и работников железной дороги.

– Если у объединений реальные рычаги влияния на власть на примере нашего региона?

– У профсоюзов должна быть правильная профсоюзная политика, направленная на защиту интересов людей и должна быть адекватная численность членов союза. Если говорить о целеустремленности, оптимизме и боевитости, то у наших «новых» профсоюзов это есть. Что касается численности, то с этим очень плохо. Любая попытка создания профсоюза, такого, как наш, например, сталкивается с ярым сопротивлением работодателя, которое практически в день создания союза перерастает в борьбу с профсоюзом методом дискриминации каждого, кто «запятнал себя членством в профсоюзе». Кстати, наиболее яркий пример тому – это «Автотор». В первый же день создания, в феврале прошлого года, 10 человек записались в профсоюз, и как только они уведомили свое руководство об этом, уже к концу дня из 10 осталось лишь 5.

Что касается результатов работы: например, профсоюз докеров морского торгового порта, с которого я начинал свою деятельность, защитил и выиграл десятки судов у руководства предприятия. Работодатель вернул те деньги, на которые накладывал взыскания с работников. Мы в конце концов выиграли Европейский суд по правам человека у российского государства, не обеспечивающего защиту членам профсоюза от дискриминации. Каждый там получил по 2,5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда. Что касается профсоюза «Трудовые бригады», то он работает по большей части в сфере медицины. Например, была довольно большая эпопея в областном Доме ребенка, где главврач воевала с профсоюзом. В итоге все кончилось тем, что главврач и ее заместитель оставили место работы. Профсоюз действует на основе коллективного договора. Туда пришло новое руководство, надеюсь, правильное.

– Вы позиционируете себя как защитника прав простых людей, а почему, когда в свое время Георгий Боос предлагал вам стать омбудсменом по правам ребенка, вы отказались от этого предложения?

– Во-первых, потому, что эта должность мне предлагались с нарушением существующего правового порядка. Претендовать на эту должность можно по конкурсу. Соответственно, предложение Георгия Валентиновича звучало как незаконное. Во-вторых, защита детей – это значительно более узкая сфера, чем та сфере, в которой мы работаем. Мы защищаем и детей и работников, оказывая бесплатные консультации по трудовым вопросам, и работаем в сфере здравоохранения.

– Губернатор Цуканов или кто-нибудь из чиновников высшего звена делал вам аналогичные предложения?

– На сегодняшний день я занимаю должность руководителя отделения политической партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ». Мы находимся в конструктивной оппозиции к действующему курсу. Это очень важно для того, чтобы пытаться корректировать власть в нужном направлении. И, если не говорить о частностях – медицине и образовании – наша партия была единственная в облдуме, которая всегда голосовала против перехода на подушевое финансирование медицины и образования, ведь это фактически курс на коммерциализацию тех сфер, которые, по нашему убеждению, должны полностью финансироваться государством. Больше никто так не голосовал.

Что касается предложений, то официальных я не получал даже от Георгия Валентиновича Бооса. Николай Цуканов предлагал неофициально стать замминистра здравоохранения: «Михаил Юрьевич, раз ты так рвешься за нормализацию здравоохранения, иди замминистром поработай». Но министерская должность формально мне не предлагалась.

– Продолжая разговор о здравоохранении: вы довольно давно занимаетесь этими вопросами в Калининградской области, какие, по-вашему, в этой области имеются проблемы?

– Основная проблема – неправильная система финансирования, подушевое финансирование. Калининградская область была пилотной, и мы можем решить этот вопрос на региональном уровне потому, что можем регулировать это нашим законом. Должно быть бюджетно-сметное финансирование. В рамках самого одноканального финансирования система выстроена неэффективно. Почему? Потому что есть посредники – страховые компании, которые находятся между фондом медицинского страхования и лечебными учреждениями. Страховщики никакой положительной функции не выполняют. Они якобы контролируют качество оказания медицинских услуг, а на самом деле они контролируют правильность составления документов. Именно поэтому, когда человек приходит на прием к врачу, тот смотрит не на него, а смотрит в компьютер и правильно оформляет документы. Насколько правильно он это сделает и насколько он уложится в семиминутный норматив приема, от этого зависит сумма, которую он получит. Поэтому посредники должны быть ликвидированы. Фонд обязательного страхования может и сам осуществлять контроль, но партия власти отказывается это делать.

Кроме того, существует такая проблема, как низкая гарантированная оплата труда медиков: и врачей, и медсестер, и санитарок. На сегодняшний день оклады сестер и врачей не превышают 10 тыс. руб. Конечно, это не заработок, а основание для коррумпированности профессии медика. Если он гарантированно мало получает, то он мотивирован зарабатывать в другом месте, прежде всего, зарабатывать на рекламировании никчемных, но дорогостоящих лекарств, ортопедических изделий. Я предлагал губернатору прежде всего поднять гарантированную часть зарплаты. Нам говорят, что средняя зарплата врача 47 тыс. руб. Окей, но если это так, то из этой средней давайте увеличим окладную часть до 25 тыс. руб. без привлечения дополнительных денег, просто поменяем соотношение. Медсестрам, среднему персоналу установим 20 тыс., а санитаркам – 15 тыс. руб. Это не потребует привлечения дополнительных средств, если, конечно, они не врут Кремлю о тех зарплатах, которые реально получают жители региона. В итоге губернатор ответил отказом.

Еще в качестве необходимой меры, думаю, для всего персонала нужно вводить институт ответственности врачей за некачественное оказание медицинской помощи. Главным карающим и воспитывающим элементом здесь должно стать отлучение от профессии, т. е. лишение права заниматься медициной пожизненно. При сочетании этих двух условий – достойной зарплаты и качественного контроля за оказанием медпомощи – появится соответствующий результат.

– Вы, наверное, в курсе проблемы с системными перебоями с лекарствами для льготников. Почему этот вопрос возникает из в года в год и региональные власти не способны ее решить?

– Отсутствует эффективный контроль со стороны тех лиц, которые заинтересованы в распиливании бюджетных средств, направляемых на лекарства. Еще один фактор, способствующий развитию такой ситуации, – волюнтаризм главврачей, которым отдано на откуп все, что касается конкретного лечебного учреждения. Главный врач может купить не те медикаменты, которые нужны для эффективного лечения и работы, а все, что угодно: одноразовые шприцы, например, и аспирин вместо антираковых препаратов. Насколько мне известно, что по ряду закупок дорогостоящих лекарств на десятки миллионов рублей были закуплены совершенно ненужные лекарства, у которых на сегодняшний день истекает срок годности.

– Вы часто высказываетесь против инициатив областного правительства и губернатора. Почему? Чем вас не устраивает выбранный властями курс развития региона?

– Мы стараемся делать то, что обещали своим избирателям, а не защищать свои конъюнктурные интересы или интересы власти, как это делает «Единая Россия». Мы просто делаем свою работу честно и поэтому наша позиция часто не совпадает. Но не факт, что мы во всем не поддерживаем губернатора. Например, в вопросе строительства того же стадиона на острове наше региональное отделение и я лично поддерживаем его полностью. Привлечение федеральных средств для развития данного района города без этих денег было бы невозможно.

В целом политика правительства меня не устраивает, потому что она определяется правящей партией. И губернатор, и чиновники подобраны на свои места, и представители президента проводят эту политику вместе с федеральным центром. Я вот задавал вопрос Жукову о том, когда ЕР перестанет нарушать Конституцию РФ в части платности здравоохранения. А он ответил, что, мол, они подкорректировали Конституцию и приняли закон об основах здравоохранения, где платные услуги разрешаются.

Против областного бюджета мы голосовали опять же потому, что по части финансирования здравоохранения не заложен 1 млрд. руб. на реализацию бесплатной медицинской помощи жителям Калининградской области.

– Вам когда-нибудь поступали угрозы, связанные с вашей депутатской деятельностью?

– Угроз не поступало, но в 2007 году было нападение возле офиса «ПАТРИОТОВ РОССИИ». Ножом потыкали со спины, да, было такое. Ну, еще Минюст возбудил административное дело против общественной организации «Правозащитный центр», руководителем которой я являюсь на общественных началах, признав организацию «иностранным агентом». При этом публичной деятельностью, тем более политикой, организация не занимается, но Дмитрий Киселев – руководитель нашего Минюста – выдумал формулировку: раз Чесалин является политическим деятелем и одновременно возглавляет общественную организацию, значит, и организация занимается политикой. Такую логику, кроме как идиотской с правовой точки зрения, не назовешь, но посмотрим, как суд отреагирует.

– Бытует мнение, что нынешняя облдума абсолютно управляемая и, по сути, ее функции сводятся к обслуживанию интересов правительства. Вы с этим согласны?

– Во-первых, Дума политически монопольная: она управляется одной партией. Все ее решения, кроме тех, которые требуют решения квалифицированного большинства, принимаются «в одно политическое лицо» – «Единой Россией». Все решения принимаются до заседания парламента, на фракции ЕР. Те решения, которые требуют голоса 2/3 депутатов, не могут быть приняты без депутатов из других партий. В этом случае партии власти и губернатору приходится искать среди неединороссов тех, кто готов проголосовать за предложение «миссии ''Единой России''». Во всех случаях ЕР находит себе соратников. Например, на первом заседании Облдумы пятого созыва рассматривалась инициатива губернатора о внесении изменений в Уставный закон о депутатах регионального парламента. Он предложил уменьшить количество депутатов, работающих на постоянной основе, – с 20 до 15 человек. Все депутаты, которые не состоят в ЕР, за исключением Игоря Рудникова, собрались и единодушно приняли решение о том, что такое изменение направлено против оппозиции, и это унизительно для коллектива. Было предложено выступить вместе против этой инициативы. Если бы все неединороссы проголосовали против, этот закон не был бы принят. Но из 15 оппозиционеров против проголосовало только семь депутатов. За предложение «Единой России» проголосовало восемь: Семенов, Ревин, Федорищев, Гинзбург, Дорошок, Селезнев, Федоров и Масянова. Это была первая и, на мой взгляд, знаковая попытка продемонстрировать, способны ли депутаты-оппозиционеры совместно отстаивать свои интересы путем голосования. Губернатор здесь одержал победу, он смог договориться.

Еще один такой знаковый момент – это голосования по графе «против всех» в избирательных бюллетенях. И ЛДПР и представители «Гражданской платформы» поддержали точку зрения о том, что такой графы не должно быть.

– А вы будете баллотироваться в Думу в третий раз?

– Пока возглавляю региональное отделение «Патриотов России», конечно, мы планируем участвовать выборах. Мы очень надеемся, что калининградцы, оценивая то, что мы делаем и как себя ведем, поддержат партию в большем объеме, чем ранее.

– В связи с принятым законом о муниципальном фильтре, как вы оцениваете перспективу выборов на местах в регионе? Нет ли ощущения, что перед губернаторскими выборами сделано все, чтобы поставить в муниципалитетах «своих людей», для того чтобы свести на нет любые риски, из-за которых что-то может пойти не так?

– Неприятно то, что власть, более плотно используя административный ресурс, вовлекла в процесс нарушения избирательных прав граждан правоохранительные органы – прокуратуру и суды. В рамках уже состоявшихся избирательных кампаний эти ведомства проявили себя, с моей точки зрения, крайне негативно: принимали абсолютно незаконные решения, зачищая политическое поле от реальных конкурентов «партии власти». Случилась ситуация, когда человек приходит на выборы, а там кроме одной фамилии никого нет. Появился так называемый технический кандидат – это такая новая избирательная технология, когда остается только один нужный власти человек, а второй – это человек, у которого нет даже теоретического шанса избраться. В этой ситуации как раз графа «против всех» давала бы гражданам возможность предотвращать такие выборы. Да, это новые выборы, но оно того стоит ,потому что коррупционер или негодяй, пришедший к власти, сворует больше, чем мы потратим на выборы.

– Возможен ли альтернативный Николаю Цуканову кандидат на губернаторских выборах в этом году?

– С точки зрения лидерских и человеческих качеств, конечно, это возможно. Я много таких людей знаю. Но у нас произошла ситуация как в старой поговорке: «Хочешь выглядеть умней – рядом умных не имей». В Калининградской области огромное количество людей, которые могут занять должность губернатора и справляться с этим не менее эффективно, чем Николай Цуканов. Но действующая власть, в том числе и губернатор, делают немало, чтобы подобные люди не могли доводить свое видение развития области до широкого круга общественности.

Возможности, что такой человек появится без согласования с Администрацией Президента РФ, на сегодняшний день не существует. Так называемые муниципальные фильтры, которые специально введены для этого, предполагают сбор 90 подписей депутатов, из которых максимум 20 не из «Единой России». Без согласования с партией власти ни один из альтернативных кандидатов в губернаторы не будет зарегистрирован.

– В случае, если в выборах будут участвовать такие кандидаты как Александр Ветошкин и Игорь Ревин, воспримет ли население такие выборы как легитимные?

– Ну, кем-то будут, кем-то – нет. Для кого-то участие нескольких человек – это уже альтернатива и демократия, а для кого-то – это бутафория демократии, когда четко знаешь, что шансов на избрание у этих кандидатов нет. Сам процесс организован так, что они участвуют не с целью победить, а с иными целям: кто-то представляет свою партию, кто-то получает финансирование. Реальной на сегодняшний день альтернативы я не предвижу.

– Как бы вы оценили работу Николая Цуканова на посту губернатора?

– В части выполнения планов партии и правительства, того, чего хочет и куда ведет федеральный центр, Николай Цуканов работает на «4» с плюсом. Если исходить из интересов населения Калининградской области, то на «3» с минусом.

Текст: Елена Иванова, Rugrad, 9 февраля 2015 года