25 Сентября 2020, 23:36
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Доктор Владимир Турбин. Его «русская больница» в оккупированном Орле спасала солдат и офицеров Красной армии


Александр Хлудеев, член Орловского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ».

5 августа 1943 года доблестная Красная армия освободила город Орел от немецко-фашистских захватчиков. Во время оккупации в городе действовал подпольный госпиталь, благодаря которому было спасено более тысячи бойцов и командиров Красной армии. Руководил работой госпиталя доктор Владимир Иванович Турбин. Доктора Турбина знал весь Орел.

Владимир Иванович родился 20 февраля 1905 года в Орле, он принадлежал к старинному дворянскому роду.

Владимир закончил Первую мужскую гимназию города Орла и поступил на биологическое отделение орловского рабфака, которое закончил в 1923 году. В этом же году он поступил в Харьковский медицинский институт и получил его диплом в 1928 году. Год он проходил стажировку в Орловской окружной больнице №1 в должности врача инфекционного отделения, после чего в 1929 году получил свидетельство о праве врачебной деятельности.

С 1930 по 1969 год его врачебная деятельность была связана с Орловской областной больницей. Он не только лечил, но и преподавал в фельдшерско-акушерской школе физиологию, анатомию и другие медицинские науки. Студенты вспоминали его с большой теплотой и благодарностью.  Владимир Иванович был глубоко верующим человеком. Архиепископом Орловским Александром 21 сентября 1935 года он был тайно пострижен в монахи с именем Никон. 10 декабря 1947 года Никон был рукоположен во иеромонаха.

3 октября 1941 года Орел заняли немцы. В городе оставалось около 30 тысяч жителей, среди которых были раненые солдаты и офицеры Красной Армии.

В первые дни оккупации немцы не занимались ни документами, ни проверками, ни расстрелами. Воспользовавшись этим, врачи, фельдшеры, медсестры бывшего орловского госпиталя не оставили своих раненых. Было принято решение переправить их в инфекционное отделение областной больницы, в Школьный переулок.

Вспоминает один из сотрудников подпольного госпиталя В. Л. Цветков: «На носилках, на досках, на любых подручных средствах мы спасали наших солдат и офицеров. Кто мог идти, шел сам, остальным помогали. Всю ночь с 3 на 4 октября мы носили раненых бойцов в Школьный переулок, в инфекционное отделение. Инфекционным отделением заведовал Владимир Иванович Турбин.  Утром следующего дня весь двор был полон русскими солдатами и офицерами. Пришел немец в погонах и сказал Турбину: «Это наши военнопленные. Завтра вы должны перевезти их в пункт сбора военнопленных. Если вы этого не сделаете, через час все врачи будут расстреляны».

Пунктом сбора был Орловский каторжный централ.  В инфекционной больнице лежали коммунисты, комсомольцы, евреи, которых по приказу В. И. Турбина три медсестры - Нина Яичкина, Ольга Евсютина и Ирина Вашурина - за одну ночь записали как беспартийных русских крестьян из сел и деревень Орловской области. Далее и выздоровевшим выписывали поддельные свидетельства и справки. Немцы уважительно относились к документам. Когда через несколько дней по городу пошли полицаи, все документы были в порядке, а на заборе отделения появилась надпись по-немецки и по-русски: «Не входить. Заразная болезнь». Немцы обходили этот забор на расстоянии. Заведующий В. И. Турбин лично следил за размещением вновь прибывающих, хотя к декабрю 1941 года тиф был побежден, но надпись на заборе осталась».

Когда наши части вошли в освобожденный город, «русская больница» передала командованию свыше 200 солдат и офицеров, а несколько сотен было тайно выписано ранее. Прибывший сюда представитель воздушной армии принял 22 боевых летчика.

Деятельность персонала «русской больницы», действовавшей в условиях оккупации, получила высокую оценку главного хирурга Красной армии Н. Н. Бурденко, который прибыл в те дни в город Орел.

Как вспоминает В. Л. Цветков, «После освобождения пришел генерал в сопровождении офицеров. Это был главный врач Красной армии Николай Нилович Бурденко. Он осмотрел палаты, поговорил с врачами. Он сказал: «Так у вас тут настоящий подпольный госпиталь, это же выигранное сражение». «Русская больница» спасла около тысячи бойцов и командиров Красной Армии. Часто говорят: «Они исполняли свой долг», забывая, что исполнение долга в нашем Отечестве обычно организовывалось государством. Здесь ничего этого не было и в помине. Не стояло за «русской больницей», за подпольным госпиталем ни партийных, ни комсомольских организаций, ни секретных служб - только Совесть и Любовь к ближнему.

Доктора Турбина и большинство врачей арестовали на следующий день после освобождения Орла. Их держали в тюрьме несколько месяцев. Обвинение было такое: «Вы прислужники немецких оккупантов». Освободили их лишь по ходатайству генерала Бурденко. Но доктора Турбина сместили с должности заведующего отделением.

В начале 1950-х доктор Турбин заведовал отделением воздушно-капельных инфекций. Там лежали дети с дифтерией, скарлатиной и другими тяжелыми инфекционными заболеваниями. Лежали там и взрослые с брюшным и сыпным тифом, со столбняком, бешенством. Это были очень серьезные болезни, требующие от врачей высокой квалификации, всесторонних знаний, огромной самоотдачи.

Посещал доктор Турбин больных и на дому. Мария Александровна Святитская рассказывала о докторе Турбине: «Если он приходил в бедный дом и видел, что семья нуждается, он потихонечку отставлял под рецептом деньги».

В 1966 году, после коллективного письма  в Верховный Совет СССР  ветеранов-фронтовиков – его бывших пациентов «за мужество и отвагу, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.», доктора Владимира Ивановича Турбина наградили медалью «За боевые заслуги».

К Владимиру Ивановичу обращались за помощью из деревень и сел Орловской области, он никогда никому не отказывал. Обращались не только с инфекционными заболеваниями, он лечил от всех болезней. «Наша деревня Нижний Хутор, - рассказывала одна старушка, которая постеснялась назвать свое имя, - ходила к нему вся, дети и взрослые. Он никому не отказывал – святой доктор».

Владимир Иванович Турбин умер 22 апреля 1972 года. Похоронили его на Троицком кладбище города Орла. В гроб тайно положили монашеское облачение. Наш Орел обеднел без святого доктора. Имя доктора Владимира Ивановича Турбина - это олицетворение верности выбранной профессии и врачебному долгу.

31 июля 2020 года