20 Сентября 2020, 12:58
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Мифы и реальность доступной среды Москвы


Иван Онищенко, главный редактор «Радио ВОС», кандидат в депутаты Государственной думы ФС РФ седьмого созыва от партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ» по Ленинградскому одномандатному избирательному округу №198, город Москва

В 2011 году в России заработала государственная программа «Доступная среда». Она была утверждена распоряжением правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 года. Это событие послужило знаком готовности страны отстаивать права людей с ограничениями здоровья и проводить финансовую поддержку  их реабилитации и адаптации на основании международной Конвенции о правах инвалидов, принятой 13 декабря 2016 года.

 Первоначально федеральная программа была рассчитана на четыре года: с 2011-го по 2015 годы. Впоследствии ее действие было продлено до 2020 года.

Московские  и федеральные чиновники регулярно отчитываются о том, что государственная программа «Доступная среда»  успешно работает. Однако в различных средствах массовой информации периодически появляются сообщения  о том, что программа или не работает, или выполняется некачественно, что называется для отвода глаз. Давайте попробуем разобраться, что же происходит с «доступной средой» в Москве.  

Я, Иван Онищенко, инвалид по зрению первой группы, веду активный образ жизни, работаю, а значит, каждое утро совершаю путь от дома до работы. У меня есть семья и двое детей, с которыми я гуляю, посещаю различные учреждения и другие объекты инфраструктуры города. В силу специфики работы я много передвигаюсь по стране, а следовательно, активно пользуюсь аэропортами, вокзалами и т.д. Для меня городская доступная среда – это не пустой звук.

 С началом реализации программы «Доступная среда»  в Москве стали появляться «говорящие» светофоры - когда загорается зеленый сигнал, появляется звуковой сигнал. Согласитесь, отличная инициатива, благодаря которой незрячие или просто люди с ослабленным зрением будут чувствовать себя существенно безопаснее при переходе дороги. На практике большинство светофоров со звуковым сигналом, на которые потрачены немалые государственные средства, попросту не работают или работают с грубыми нарушениями нормативов.

Все улицы Москвы оборудованы желтой тактильной плиткой, которая должна предупреждать незрячих пешеходов о различных видах препятствий на дороге - лестнице, перекрестке и т.п. В реальности почти не существует улиц, на которых эта самая плитка уложена согласно государственным стандартам и техническим нормативам. Как правило, она уложена как красивее или как попало. И в этом случае плитка просто дезинформирует незрячих пешеходов. Часто ее уровень укладки оказывается существенно выше или ниже уровня основного дорожного покрытия, что вызывает справедливое раздражение всех пешеходов. Что касается качества тактильной плитки, то она зачастую не выдерживает температурных перепадов и веса городской уборочной техники, ломается и нуждается в частой замене.

В  Москве появляется новый, удобный, комфортабельный транспорт, в котором предусмотрены места для инвалидов-опорников, для инвалида с собакой поводырем. На практике этими великолепными транспортными средствами бывает крайне затруднительно воспользоваться. Например, в Москве недавно были запущены современные низкопольные трамваи. Чтобы попасть с остановки в этот чудо-трамвай, необходимо нажать кнопку на двери трамвая. Теперь представим, каково незрячему человеку найти на абсолютно гладком борту трамвая эту самую кнопку! Задача усложняется, если трамвайная линия расположена посреди проезжей части. Чтобы попасть к трамваю, необходимо выйти на проезжую часть, а затем разыскать, бегая вдоль этого технического чуда, пресловутую кнопку. А  можно и не успеть найти. Со мной пару раз такое случалось. Честно скажу, остаться в потоке машин на дороге очень неприятно.   

Теперь о подземных и надземных переходах. При строительстве новые и некоторые реконструированные оборудуются лифтами, чтобы инвалид-опорник или человек, для которого лестница является непреодолимым препятствием, мог воспользоваться этим переходом. В реальности абсолютное большинство этих подъемников и лифтов по непонятным причинам не работают.

Многие социально значимые объекты, такие, как банки, магазины, многофункциональные центры и т.п. оборудуются пандусами, кнопками вызова персонала для оказания помощи, тактильными указателями и мнемосхемами. Но часто создание доступной среды на таких объектах сводится к формальному решению. На практике к кнопке вызова персонала подобраться физически невозможно, угол наклона пандуса такой, что на инвалидной коляске самостоятельно не въехать, тактильные указатели расположены там, где их никому не придет в голову искать.

Ситуация с такими крупными транспортными объектами как метро, вокзалы и аэропорты существенно лучше. Здесь созданы специальные службы сопровождения маломобильных групп граждан. Если в метро и на железнодорожных вокзалах ситуация с их доступностью стабильно хорошая (хотя некоторые проблемы все же присутствуют), то с аэропортами все обстоит гораздо сложнее. Поскольку я летаю достаточно часто, приведу свой личный рейтинг доступности московских аэропортов.

На первом месте - Шереметьево: комфортен и безопасен для самостоятельного передвижения по нему, великолепно организована работа службы сопровождения. Второе место – Внуково: затруднительно перемещаться самостоятельно из-за несоблюдения нормативов при создании доступной среды, но со службой сопровождения, которая работает четко, данные проблемы минимизируются. Ну и, наконец, Домодедово: самостоятельно передвигаться невозможно, имеются очень серьезные сбои в работе службы сопровождения.

Примеров «доступности» в городе я могу привести еще много. При этом  я совсем не затронул вопросы доступности электронных информационных ресурсов нашего города. Видно, что в Москве, да и по стране, ведется колоссальная работа по созданию доступной среды. Но часто проблема возникает уже на этапах проектирования и строительства объектов доступной среды. Формальный, равнодушный и бездумный подход убивает все здравое начало. Но кто виноват и что делать?

Первое, что необходимо в данной ситуации, привлечение экспертов из числа пользователей «доступной среды». Второе – введение персональной финансовой ответственности для всех участников процесса создания «доступной среды», поскольку от качества выполнения этих работ напрямую зависят жизнь и здоровье наших граждан.

Очень хочется, чтобы руководитель, принимающий решение и выбирающий подрядную организацию, проектировщик, монтажник, дорожный рабочий, и, наконец, контролирующие органы, принимающие работу, руководствовались  не только служебной инструкцией, но и здравым смыслом.

31 августа 2016 года