06 Марта 2021, 19:38
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Михаил Сперанский: «Новые права обществу должна даровать власть»


Михаил Михайлович Сперанский — русский общественный и государственный деятель, который родился 1 января 1772 года. Он возглавлял реформаторскую деятельность императора Александра I. При Николае I Сперанский руководил работой по кодификации законодательства, своей деятельностью он заложил основы теоретического правоведения в России.

Член Орловского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ» Александр Хлудеев ведет рубрику «Славные страницы нашей истории» и рассказывает о людях, имена и подвиги которых навсегда останутся в истории России. Сегодня - это Михаил Михайлович Сперанский. 19 января 1833 года на специальном заседании Государственного совета он представил императору Николаю I «Полное собрание законов Российской империи» в 45 томах и «Свод законов Российской империи» в 15 томах, составленных под его руководством. В конце торжественной церемонии Николай I в присутствии всех членов Государственного совета снимает с себя знаки ордена Андрея Первозванного и возлагает их на Сперанского.

Михаил Михайлович Сперанский родился 1 января 1772 года в селе Черкутино Владимирской губернии, в семье священника. Отец его, Михаил Васильевич, был благочинным черкутинской округи и служил причетником в храме Святителя Николая в поместье графа Салтыкова. Его мать, Прасковья Федоровна, также происходила из семьи духовенства. Из всех детей в их семье до совершеннолетия дожили только два сына и две дочери.

Михаил был старшим ребенком. Он рано научился читать и писать, любил посещать церковь вместе со своим дедом Василием. Михаилу было шесть лет, когда в его жизни произошло событие, оказавшее огромное влияние на дальнейшую жизнь. Летом 1778 года в Черкутино приехали владелец поместья Николай иванович Салтыков, который был тогда гофмейстером Двора наследника престола Павла Петровича, и протоиерей Андрей Афанасьевич Самборский, который в дальнейшем стал духовником великих князей Александра и Константина. Самборскому мальчик очень полюбился, и он пригласил его в Петербург. В дальнейшем и Салтыков, и Самборский помогали талантливому юноше материально, оказывая ему покровительство.

Около 1780 года Михаил поступил во Владимирскую епархиальную семинарию, где ввиду обнаруженных им способностей,  был записан под фамилией Сперанский (то есть «подающий надежды»). Ни его отец, ни  дед не имели фамилии. В семинарии у Сперанского проявились блестящие способности, и необычайно одаренный Сперанский выдвигается на первое место. Семинаристы изучали риторику, математику, физику, философию и богословие, а также языки (русский, латинский и древнегреческий). Помимо успехов в учебе, у Михаила проявились страстная любовь к чтению и размышлениям, самостоятельность и твердость характера, а также ярко выраженное умение ладить со всеми и скромность. Летом 1788 года Владимирская семинария была объединена с Суздальской и Переяславской семинариями в одно учебное заведение, расположившееся в Суздале. 

Святейший Синод был озабочен низким уровнем подготовки священнослужителей. Во многих семинариях, по его мнению, слушателям не давали достаточных знаний. Поэтому было принято решение о создании на базе Петербургской славяно-греко-латинской семинарии, располагавшейся в Свято-Троице Александро-Невском монастыре, «главной семинарии» (в 1797 году была преобразована в Духовную академию). Программа обучения в «главной семинарии» была составлена с учетом рационалистического и философского духа того времени. Она предусматривала изучение как традиционных семинарских дисциплин, так и дисциплин светских - высшая математика, физика, философия и французский язык. Была богатейшая библиотека, в которой имелись в подлинниках труды многих западноевропейских мыслителей.

В Александро-Невскую семинарию направлялись лучшие слушатели провинциальных семинарий со всей России. В их число удостоился чести попасть и Михаил Михайлович Сперанский. Во всех изучаемых дисциплинах Сперанский достиг блестящих результатов. Овладев французским языком, он увлекся просветительской философией, что определило его взгляды на общественное устройство. Чрезвычайно интенсивный характер обучения в «главной семинарии» вместе с суровым монашеским воспитанием воздействовали на семинаристов в сторону выработки у них способности к продолжительным и напряженным умственным занятиям. Постоянные упражнения в написании сочинений развивали навыки логичного мышления. Выдающийся ум и независимость суждений проявляются уже в ученических проповедях Сперанского.

В 1792 году митрополит Санкт-Петербургский Гавриил предложил Сперанскому остаться в семинарии для преподавания естественно-научных дисциплин. С его согласия, он был определен на должность учителя математики, а через три месяца Сперанскому поручили вести еще и курсы физики, красноречия и философии. Помимо лекционной работы, Михаил Михайлович занялся литературным трудом: писал стихи, размышлял над сложнейшими философскими проблемами. В журнале «Муза» за 1796 год были опубликованы его стихотворения: «Весна», «К дружбе», «Мысли при колыбели младенца» и другие. Были опубликованы и наиболее значительные из его произведений этого времени — «Правила высшего красноречия» и «О силе, основе и естестве».

В 1795 году митрополит Гавриил рекомендовал Михаила Сперанского князю Куракину на должность домашнего секретаря. Ему был устроен экзамен -  поручено написать одиннадцать писем разным лицам. В шесть часов утра одиннадцать писем, составленные в изысканной форме, лежали на столе Куракина. Князь был покорен. Кроме исполнения обязанностей домашнего секретаря, Куракин поручил Сперанскому обучать русскому языку своего десятилетнего сына — Бориса Алексеевича (будущего сенатора) и девятилетнего племянника — Сергея Уварова (будущего президента Санкт-Петербургской Академии наук и министра народного просвещения России).

Когда князь Куракин в конце 1796 года при воцарении Павла I получил должность генерал-прокурора , он предложил Сперанскому отказаться от преподавательской деятельности и служить в его канцелярии. Митрополит Гавриил, не желая отпускать способного молодого человека на светскую службу, предложил ему принять монашество, открывавшее путь к архиерейскому сану, но Сперанский выбрал гражданскую службу и 2 января 1797 года он был зачислен в канцелярию генерал-прокурора на должность делопроизводителя с чином титулярного советника.

5 апреля 1797 года, всего через три месяца после своего вступления в гражданскую службу, Сперанский получил чин колежского асессора. Восхождение его по служебной лестнице было стремительным. 1 января 1798 года он был пожалован надворным советником, 18 сентября — колежским советником, 8 декабря 1799 года — статским советником. Одновременно с получением чина статского советника он получил важное назначение, став «правителем канцелярии комиссии о снабжении резиденции припасами».

Комиссия занималась весьма важными делами: не только доставкой продовольствия в масштабе всей столицы, контролем цен, но и благоустройством города. Именно в это время состоялось личное знакомство Сперанского с наследником престола. 28 ноября 1798 году Сперанский был назначен герольдом ордена Святого апостола Андрея Первозванного, а 14 июля 1800 года император Павел I сделал его и секретарем ордена с дополнительным жалованием в 1 500 рублей. Быстрое продвижение по службе было связано с уникальными способностями Сперанского, в том числе с его умением разбираться в человеческих характерах и исключительным трудолюбием. Выдающиеся способности делали Сперанского необходимым, и потому его карьера была обеспечена и без обычного в то время протекционизма.

12 марта 1801 года на престол вступил император Александр I, и через неделю, 19 марта Сперанский получил новое назначение - ему повелевали состоять статс-секретарем  при Д. П. Трощинском , который в свою очередь исполнял работу статс-секретаря при императоре Александре I.

23 апреля 1801 года он был назначен на должность управляющего экспедицией гражданских и духовных дел в канцелярии Непременного совета. Император Александр I, взошедши на трон, захотел осчастливить Россию реформами. Он объединил своих либерально настроенных друзей в «Негласный комитет». Способности помощника Д. П. Трощинского привлекли к себе внимание членов «Негласного комитета». Летом Сперанского взял в свою «команду» В.П. Кочубей. 9 июля 1801 года Сперанский получил чин действительного статского советника (соответствовал генерал-майору).

После коронации Александра I Сперанский составил императору часть проектов переустройства государства. В это время в «Негласном комитете» шла работа по разработке министерской реформы. Указом от 8 сентября 1802 года в России учреждались восемь министерств. Министры имели право личного доклада императору. В. П. Кочубей возглавил министерство внутренних дел. Он по достоинству оценил способности Сперанского и предложил Александру I позволить Михаилу Михайловичу работать статс-секретарем под его руководством. Таким образом, Михаил Михайлович оказался в кругу лиц, которые во многом определяли политику государства.

Сперанский стал настоящей находкой для молодых политиков. Он работал по 18-19 часов в сутки: вставал в пять утра, писал, в восемь принимал посетителей, после приема ехал во дворец, вечером опять писал. Не имея себе равных в тогдашней России по искусству составления канцелярских бумаг, Сперанский стал правой рукой своего нового начальника.

В 1802 году Сперанский подготовил несколько собственных политических записок: «О коренных законах государства», «Размышления о государственном устройстве империи», «О постепенности усовершения общественного», «О силе общественного мнения», «Еще нечто о свободе и рабстве». В этих документах он впервые изложил свои взгляды на состояние государственного аппарата России и обосновал необходимость реформ в стране. В частности, в работе «О коренных законах государства» Сперанский писал: «Я бы желал, чтоб кто-нибудь показал различие между зависимостью крестьян от помещиков и дворян от государя; чтоб кто-нибудь открыл, не все ли то право имеет государь на помещиков, какое имеют помещики на крестьян своих. Итак, вместо всех пышных разделений свободного народа русского на свободнейшие классы дворянства, купечества и проч. я нахожу в России два состояния: рабы государевы и рабы помещичьи. Первые называются свободными только в отношении ко вторым, действительно же свободных людей в России нет, кроме нищих и философов».

В возрасте тридцати лет Сперанский возглавил в министерстве внутренних дел отдел, которому предписывалось готовить проекты государственных преобразований. И. И. Дмитриев, возглавлявший в те времена министерство юстиции, позднее вспоминал, что Сперанский был у В. П. Кочубея «самым способным и деятельным работником. Все проекты новых постановлений и его ежедневные отчеты по министерству им писаны. Последние имели не только достоинство новизны, но и со стороны методического расположения, весьма редкого и поныне в наших приказных бумагах, исторического изложения по каждой части управления, по искусству в слоге могут послужить руководством и образцами».

Фактически Сперанский положил начало преобразованию старого русского делового языка в новый. 20 февраля 1803 года при непосредственном участии Сперанского был опубликован знаменитый «Указ о вольных хлебопашцах». Согласно этому указу помещики получили право отпускать крепостных на «волю», наделяя их землей. За годы царствования Александра I было освобождено 37 тысяч человек. Вдохновленный «записками» молодого деятеля царь через В. П. Кочубея поручает Сперанскому написать капитальный трактат-план преобразования государственной машины империи, и Сперанский с жаром отдается новой работе.

В 1803 году по поручению императора Сперанский составил «Записку об устройстве судебных и правительственных учреждений в России». При разработке записки он проявил себя активным сторонником конституционной монархии, однако практического значения записка не имела. В 1804 году Сперанским написаны записки «О духе правительства» и «Об образе правления». Прогрессивные идеи Сперанского оказались не востребованными временем, хотя труды его были щедро вознаграждены: в начале 1804 году он получил золотую табакерку; 18 ноября 1806 года - орден Святого Владимира 3-й степени.

В 1806 году произошло личное знакомство Сперанского с Александром I: часто болевший в этот год министр внутренних дел В. П. Кочубей решил посылать вместо себя на доклады к императору Сперанского. Начинаются его звездные годы, эпоха славы и могущества, когда он был вторым лицом в империи. На политическом небосклоне всходили новые звезды: Сперанский (гражданские реформы) и Аракчеев  (военные реформы).

Александр I оценил выдающиеся способности Сперанского. Императора привлекало то, что он не был похож ни на екатерининских вельмож, ни на молодых друзей из «Негласного комитета». Александр стал приближать его к себе, поручая ему и «частные дела». Сперанский был введен в Комитет для изыскания способов усовершенствования духовных училищ и к улучшению содержания духовенства. Его перу принадлежит  «Устав духовных училищ». 19 октября 1807 года Сперанский уволен из министерства внутренних дел, при этом за ним сохранилось звание статс-секретаря, а 8 августа 1808 года он назначен «присутствующим» в Комиссию составления законов.

Уже в 1807 году Сперанского несколько раз приглашают на обед ко двору. Осенью этого же года ему поручают сопровождать Александра I в Витебск на военный смотр, а в следующем году в Эрфурт, на встречу с Наполеоном. Сперанский увидел Европу, и Европа увидела Сперанского. Согласно рассказам очевидцев, в Эрфурте каждый из императоров, желая показать собственное величие, стремился блеснуть своей свитой. Наполеон продемонстрировал сопровождавших его и полностью от него зависящих немецких королей и владетельных принцев, а Александр I — своего статс-секретаря.

Об его роли в государственных делах Российской империи Наполеон, видимо, имел достаточную информацию и оценил способности молодого чиновника. Участники русской делегации с завистью отмечали, что французский император оказал большое внимание Сперанскому и даже в шутку спросил у Александра: «Не угодно ли вам, государь, уступить мне этого человека в обмен на какое-нибудь королевство?». Достоверно известно, что Сперанский получил в награду от Наполеона за участие в сложных переговорах усыпанную бриллиантами золотую табакерку с портретом французского императора. Однако политических дивидендов Сперанскому подарок не прибавил. Над ним сгущались тучи. В Эрфурте Александр позже обратился к Сперанскому с вопросом, как ему нравится за границей. Сперанский отвечал: «У нас люди лучше, а здесь лучше установления». По возвращении в том же году император дал ему поручение составить план общей политической реформы.

11 декабря 1808 года Сперанский читает императору Александру свою записку «Об усовершении общего народного воспитания» и представляет на рассмотрение «Проект предварительных правил для специального Лицея», в котором намечает принципы обучения и воспитания в Царскосельском лицее. 16 декабря 1808 года Сперанский назначен товарищем (заместителем) министра юстиции. 3 апреля 1809 года император подписывает разработанный Сперанским указ о присвоении чинов камер-юнкера и камергера.

6 августа император утверждает разработанный Сперанским указ «Об экзаменах на чин», который в целях повышения грамотности и профессионального уровня чиновников требовал, чтобы чины колежского асессора (давал личное дворянство) и статского советника (давал потомственное дворянство) присваивались только при предъявлении диплома об университетском образовании или сдаче экзамена в объеме университетского курса. 30 августа Сперанский возведен в чин тайного советника (соответствовал чинам генерал-лейтенанта в армии и вице-адмирала на флоте). В том же году Сперанский подготовил общий план реформ «ВВедение к уложению государственных законов», который был по замыслу изложением мыслей, идей и намерений не только реформатора, но и самого государя.

В 1809-1811 годах Сперанский возглавляет Комиссию финляндских дел в должности статс-секретаря. 1 января 1810 года с учреждением Государствнного совета Сперанский сталгосударственным секретарем  — самым влиятельным сановником России и вторым после императора лицом в государстве.

В 1810-1811 годах, по совету Сперанского, с целью поправить расстроенные финансы и ликвидировать возраставший бюджетный дефицит был введен ряд налогов, в том числе налог на дворянские имения. 25 июня 1811 года император утверждает разработанный Сперанским основной законодательный акт второго этапа министерской реформы: «Общее учреждение министерств».

Реформы, проводимые Сперанским, затронули практически все слои российского общества. Это вызвало бурю недовольства со стороны дворянства и чиновничества, чьи интересы были задеты более всего. Все это отрицательно сказалось на положении самого государственного секретаря. Просьбу его об отставке в феврале 1811 года Александр I не удовлетворил, и Сперанский продолжил работу, но число его недоброжелателей росло. Ему припомнили Эрфурт и встречи с Наполеоном. Этот упрек в условиях обострившихся российско-французских отношений был особенно тяжелым.

Противники реформ, сговорившись между собой, стали с некоторых пор регулярно сообщать царю о разных дерзких отзывах, исходящих будто бы от его госсекретаря. Интрига сработала не сразу. Поначалу Александр не придавал этим слухам значения. Отношения с Францией осложнялись, предостережения Сперанского о неизбежности войны, его настойчивые призывы готовиться к ней, конкретные и разумные советы царю не оставляли сомнений в преданности его России. В день своего 40-летия Сперанский был награжден орденом Святого Александра Невского. Однако ритуал вручения прошел непривычно формально, и стало ясно, что звезда реформатора начинает закатываться.

Недоброжелатели Сперанского, в первую очередь советник государя по финским делам Армфельт и министр полиции Балашов, еще больше активизировались. Они передавали Александру все сплетни и слухи о госсекретаре. Ухудшило положение Сперанского и другое. Весной 1811 года лагерь противников реформ получил идейно-теоретическое подкрепление. В Твери, вокруг сестры Александра Екатерины Павловны сложился кружок людей недовольных либерализмом государя и в особенности деятельностью Сперанского. В их глазах Сперанский был преступником.

Во время визита Александра I великая княгиня представила ему Карамзина, и писатель передал царю «Записку о древней и новой России» — своего рода манифест противников перемен, обобщенное выражение взглядов консервативного направления русской общественной мысли. На вопрос, можно ли хоть какими-то способами ограничить самовластие, не ослабив спасительной царской власти, Карамзин отвечал отрицательно. Любые перемены, «всякая новость в государственном порядке есть зло, к коему надо прибегать только в необходимости». Спасение же Карамзин видел в традициях и обычаях России, ее народа, которому вовсе не нужно брать пример с Западной Европы. Карамзин спрашивал в своем трактате: и будут ли земледельцы счастливы, освобожденные от власти господской, но преданные в жертву их собственным порокам? Нет сомнения, что крестьяне счастливее имея бдительного попечителя и сторонника».

Этот аргумент выражал взгляды большинства помещиков, которые, по мнению реакционера Д. П. Пунича, «теряли голову только при мысли, что конституция уничтожит крепостное право и что дворянство должно будет уступить плебеям». Ничего нового тут не было, но теперь эти взгляды были сведены в одном документе, написанном талантливо и убедительно, с глубоким пониманием истории, притом не придворным или искателем должностей, а независимым писателем и мыслителем.

Эта записка Карамзина сыграла решающую роль в отношении к Сперанскому. Излишняя самоуверенность Сперанского, его неосторожные упреки в адрес Александра I за непоследовательность в государственных делах тоже не прошли незамеченными и в конечном счете вызвали раздражение императора. В марте 1812 года Александр I объявил Сперанскому о прекращении его служебных обязанностей. Вечером 17 марта 1812 года,  в Зимнем дворце состоялась беседа между императором и государственным секретарем. В этот же день дома Сперанского уже ждали министр полиции Балашов с предписанием о высылке из столицы, и частный пристав, с которым он был отправлен в Нижний Новгород.

Современники назовут эту отставку «падением Сперанского». В действительности произошло не простое падение высокого сановника, а падение реформатора со всеми вытекающими отсюда последствиями. Отправляясь в ссылку, Сперанский не знал, какой приговор вынесен ему в Зимнем дворце. Отношение в простом народе к Сперанскому, как отмечает мемуарист М. А. Корф: местами ходил довольно громкий говор, что государев любимец был оклеветан, и многие помещичьи крестьяне даже отправляли за него заздравные молебны и ставили свечи. Дослужась, — говорили они, — из грязи до больших чинов и должностей и быв умом выше всех между советниками царскими, он стал за крепостных, возмутив против себя всех господ, которые за это, а не за предательство какое-нибудь, решились его погубить.

Из Нижнего Новгорода 15 сентября 1812 года Сперанский был отправлен в Пермь, где отбывал ссылку с 23 сентября 1812 года по 19 сентября 1814 года; 31 августа 1814 года Сперанскому было разрешено проживание под полицейским надзором в своем имении Великополье Новгородской губернии. Здесь он встречался с Аракчеевым и через него ходатайствовал перед Александром I о своем полном «прощении».

Сперанский неоднократно обращался к императору и министру полиции с просьбой разъяснить его положение и оградить от оскорблений. Эти обращения возымели последствия. Распоряжением императора Сперанскому стали выплачивать по 6 тысяч рублей в год с момента высылки. Данный документ начинался словами: «Пребывающему в Перми тайному советнику Сперанскому…». Кроме того, распоряжение было свидетельством, что император Сперанского не забывает и ценит.

Указом императора от 11 сентября 1816 года Сперанский был возвращен на государственную службу и назначен пензенским гражданским губернатором. 22 октября 1816 года он писал дочери Елизавете: «Третьего дни, в три часа утра, наконец, достиг я Пензы. В семь часов я был уже в мундире и на службе. Стечение зрителей необыкновенное. В крайней усталости Господь дает мне силы. Доселе все идет весьма счастливо. Кажется, меня здесь полюбят. Город, действительно, прекрасный».

Михаил Михайлович предпринял энергичные меры по наведению в губернии надлежащего порядка и вскоре, по словам М. А. Корфа, «все пензенское население полюбило своего губернатора и славило его как благодетеля края». Сам Сперанский в свою очередь так оценивал этот край в письме дочери: «Здесь люди, вообще говоря, предобрые, климат прекрасный, земля благословенная.  Скажу вообще: если Господь приведет нас с тобою здесь жить, то мы поживем здесь покойнее и приятнее, нежели где-либо и когда-либо доселе жили».

22 марта 1819 года Сперанский получил новое назначение — генерал-губернатором. По поручению императора Сперанский должен был провести ревизию Сибири. 6 мая 1819 года он отправился из Пензы в Сибирь. «Известие это имело в себе что-то поразительное. Первый приближенный к иркутскому губернатору Трескину чиновник вскоре после этого сошел с ума и умер в сумасшествии. Другой в припадке белой горячки бросился в реку Ушаковку, был вытащен из воды полумертвым и вскоре помер». 29 августа 1819 года Сперанский прибыл в Иркутск  — центр губернии, где должен был находиться генерал-губернатор, хотя занимавший и другие должности предшествующий генерал-губернатор И. Б. Пестель находился в Петербурге. Именно в Иркутске Сперанский записал свою знаменитую фразу: «Если в Тобольске я отдал всех под суд, то здесь оставалось бы всех повесить».

Сперанский чрезвычайно быстро вник в местные проблемы и обстоятельства с помощью провозглашенной им «гласности». Прямое обращение к самому высокому начальству перестало «составлять преступление». В результате гласности были отстранены от всех должностей его предшественник сибирский генерал-губернатор И. Б. Пестель, два губернатора — томский и иркутский. 48 чиновников предстали перед судом, 681 человек оказались замешанными в противозаконных действиях, в том числе 174 чиновника и 256 «инородческих начальников». Сумма взысканий с них составила до трех миллионов рублей. «Злоупотребительные» же действия самого Трескина, как значилось в указе Правительствующего Сената по результатам работы следственной комиссии, обошлись государству в 4-5 миллионов рублей ассигнациями.

Чтобы как-то поправить положение, Сперанский начинает проводить реформы управления краем. «Первым сотрудником» при проведении сибирских преобразований был будущий декабрист Г. С. Батеньков. Он вместе со Сперанским энергично занимался разработкой «Сибирского уложения» — обширного свода реформирования аппарата управления Сибири. Особое значение имели два проекта, утвержденные императором: «Учреждения для управления Сибирских губерний» и «Устав об управлении инородцев». Сперанский предложил новое деление коренного населения Сибири по образу жизни -  на оседлое, кочевое и бродячее. В период работы Батеньков искренне верил, что Сперанский, «вельможа добрый и сильный», действительно преобразит Сибирь коренным образом. Впоследствии ему стало ясно, что Сперанскому не было дано «никаких средств к исполнению возложенного поручения». Однако Батеньков считал, что «за неуспех нельзя винить лично Сперанского».

Но перемены все же были очень значительными. В ноябре 1819 г. Сперанским были изданы «Подтвердительные правила о свободе внутренней торговли», согласно которым были запрещены все виды ограничений на торговые сделки, отменялась так называемая «запретная система» и все виды монополий. Введение свободной торговли, по мысли Сперанского, должно было способствовать развитию производства товарного и продовольственного  зерна, в которых Сибирь испытывала острый недостаток даже в те годы, когда урожаи были особенно высокими. И действительно, уже в 1820 году в Сибири значительно улучшилось снабжение населения хлебом. Уже находясь в Петербурге, благодаря созданному им Сибирскому комитету, ограничившему власть генерал-губернаторов, Сперанский провел административную реформу, в результате которой Сибирь была разделена на два генерал-губернаторства, причем единоличной власти генерал-губернаторов и уездных начальников противостояли не только учреждения Петербурга, но и впервые созданные в России коллегиальные органы местной законодательной власти — советы — и в каждом из двух генерал-губернаторств, и во всех их округах и уездах.

В конце января 1820 года Сперанский направил императору краткий отчет о своей деятельности. Император предписал ему прибыть в столицу к последним числам марта будущего года. 8 февраля 1821 года он выехал из Тобольска в Санкт-Петербург, куда прибыл 22 марта 1821 года. Император в это время находился на конгрессе в Байбахе. Возвратившись, он принял Сперанского 2 июня, а 11 июля 1821 года император назначает его управляющим Комиссией составления законов. 17 июля Сперанский назначен членом Государственного совета по департаменту законов, ему было поручено возобновить работы по составлению гражданского и уголовного уложений. 28 июля император учреждает для рассмотрения отчета генерал-губернатора Сибири Сперанского Сибирский комитет под председательством министра внутренних дел графа В. П. Кочубея. В январе 1822 года началась реформа Сибирского управления, разработанная Сперанским: 26 января 1822 года указом императора Сибирь была разделена на Восточную и Западную. Сперанскому было поручено управление сибирскими губерниями до прибытия назначенных генерал-губернаторов на места. В 1822 году император Александр I издал указ о введении разработанного М. М. Сперанским «Устава о сибирских киргизах», которым ликвидировалась ханская власть в казахских жузах.

19 ноября 1825 года скончался император Александр I. 13 декабря 1825 года Сперанский составляет проект манифеста о вступлении на престол Николая I. В январе 1826 года Сперанский подает императору Николаю записку «Предположения к окончательному составлению законов». Новый император поручает Сперанскому возглавить кодификацию законодательства Российской империи за последние 180 лет. Для этой цели в структуре императорской канцелярии было выделено специальное Второе отделение, где Сперанский занял должность главноуправляющего.

2 октября 1827 года он был возведен в чин действительного тайного советника. Лишь благодаря его неутомимой деятельности, были завершены в срок «Полное собрание законов Россиийской империи» и « Свод законов Российской империи». 21 января 1830 года Сперанский сообщает Николаю I о том, что работа Второго отделения по составлению «Полного собрания законов Российской империи» завершена. 19 января 1833 года на специальном заседании Государственного совета Сперанский представляет императору 45 томов «Полного собрания законов Российской империи» и 15 томов «Свода законов Российской империи», составленных под его руководством. В конце торжественной церемонии Николай I в присутствии всех членов Государственного совета снимает с себя знаки ордена Андрея Первозванного и возлагает их на Сперанского. Впоследствии по воле императора Александра I, эта сцена даже была изображена барельефом на пьедестале установленного перед Исаакиевским собором памятника Николаю I как одно из наиболее значимых деяний царствования.

В 1826-1831 годах Сперанский участвует в работе Комитета 6 декабря (комитет для рас­смотрения  предположений касательно улучшения в государственном устройстве). В 1827 году Сперанским составлены «Заметки по организации судебной системы в России» и «Записка о причине убыточности Нерчинских заводов и мерах по улучшению их положения». В 1830 году им написаны и поданы на рассмотрение императору «Положения о порядке производства в чины», «Проект учреждения уездного управления», «Записка об устройстве городов», «Замечания на проект о строительстве железных дорог». В 1831 году Сперанским разработан «Проект учреждения для управления губерний».

По инициативе Сперанского в 1834 году была основана Высшая школа правоведения для подготовки квалифицированных юристов. Явным признаком того, что доверие Николая I к Сперанскому возросло, стало назначение его 12 октября 1835 года преподавателем юридических и политических наук наследнику престола — будущему императору Александру II. 2 апреля 1838 года действительный тайный советник Сперанский был назначен председателем департамента законов Государственного совета. Именным высочайшим указом от 13 января 1839 года, в день своего 67-летия, председатель департамента законов Государственного совета, действительный тайный советник Михаил Михайлович Сперанский возведен в графское достоинство Российской империи. На графском гербе Сперанского был начертан девиз -  «И в несчастьи надеяться».

23 февраля 1839 года действительный тайный советник, граф Михаил Михайлович Сперанский скончался на 68-м году жизни. Поприсутствовать на домашней панихиде, по словам М. Ф.Третьякова (муж сестры), пожелали очень многие. Далее он пишет: «15-го числа Киевский митрополит с архимандритами, монахами и белым духовенством, отпевши панихиду, провожали тело в Александро-Невский монастырь. При отпевании посетил и был наш Отец Государь Император с Великим князем». Сперанский  был похоронен на Тихвинском кладбище Свято-Троице Александро-Невской лавры. При провожании тела было по билетам до 600 человек разных чинов, а о низших сословиях и говорить нечего. Первыми бросили горсти земли в могилу на гроб Сперанского император и наследник. Вскоре над могилой по проекту архитектора А. П. Брюллова был воздвигнут гранитный саркофаг с бронзовым вызолоченным крестом.

По отзывам современников, Сперанский своими либеральными убеждениями резко выделялся из чиновничьей среды, к которой принадлежал. «Вольтер в православно-богословской оболочке» — именовал его историк В. О. Ключевский. Современники связывали либеральную тенденцию в государственной политике Александра I именно с именем Сперанского. Как отмечал А. С. Пушкин, император все время метался между консервативным и либеральным лагерями, между Аракчеевым и Сперанским, которые стояли «в дверях противоположных этого царствования, как гении зла и блага».

Наполеон, познакомившись со Сперанским на Эрфуртском конгрессе, назвал его «единственной светлою головою в России». Аракчеев о Сперанском сказал так: «Будь у меня хоть треть ума Сперанского, я был бы великим человеком». Лев Толстой сделал Сперанского одним из персонажей «Войны и мира». Князь Андрей «увидел в нем разумного, строго мыслящего, огромного ума человека, энергией и упорством достигшего власти и употребляющего ее только для блага России». Николай I, узнав о смерти Сперанского, говорил М. А. Корфу: «Я нашел в нем самого верного и ревностного слугу с огромными сведениями, с огромною опытностью, с неустававшею никогда деятельностию. Теперь все знают, чем я, чем Россия ему обязаны, и клеветники давно замолчали».

Сторонник конституционного строя, Сперанский был убежден, что новые права обществу должна даровать власть. Обществу, разделенному на сословия, права и обязанности которых установлены законом, необходимы гражданское и уголовное право, публичное ведение судебных дел, свобода печати. Большое значение Сперанский придавал и воспитанию общественного мнения.

22 декабря 2020 года