17 Октября 2021, 13:22
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Николай Второй: «Братья Панаевы бесстрашно исполнили свой долг до конца и отдали жизнь свою за Родину»


Государь-император Николай Второй в своем рескрипте на имя военного министра, говоря о героях Первой мировой войны, отметил: «В нынешнюю Великую войну наша армия явила нескончаемый ряд примеров высокой доблести, неустрашимости и геройских подвигов как целых частей, так и отдельных лиц. Особое мое внимание привлекла геройская смерть трех братьев Панаевых - офицеров 12-го гусарского Ахтырского генерала Дениса Давыдова полка, ротмистров Бориса и Льва и штабс-ротмистра Гурия, доблестно павших на поле брани...».

Член Орловского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ» Александр Хлудеев ведет рубрику «Славные страницы нашей истории» и рассказывает о людях, имена и подвиги которых навсегда останутся в истории России.

«…Братья Панаевы, проникнутые глубоким сознанием святости данной ими присяги, бесстрашно исполнили свой долг до конца и отдали жизнь свою за Родину. Все три брата награждены орденом Святого Георгия 4-й степени, и их смерть в открытом бою является завидным уделом воинов, ставших грудью на защиту Отечества. Такое правильное понимание своего долга братьями Панаевыми всецело отношу к их матери, воспитавшей своих сыновей в духе беззаветной любви и преданности к Престолу и Родине. Сознание, что дети ее честно и мужественно исполнили долг свой да наполнит гордостью материнское сердце и поможет ей стойко перенести ниспосланное свыше испытание. Признавая за благо отметить заслуги перед Отечеством Веры Николаевны Панаевой, воспитавшей героев-сыновей, жалую ее знаком отличия Святой Равноапостольной княгини Ольги 2-й степени и пожизненной ежегодной пенсией в 3 000 рублей».

Род Панаевых с честью служил Отечеству из поколения в поколение. Дед братьев-героев - Александр Иванович участвовал в Отечественной войне 1812 года и был отмечен за храбрость двумя видами наградного оружия – Золотым и Аннинским. Армейскую карьеру Александр Панаев окончил в чине полковника.

Их отец, Аркадий Александрович Панаев, после окончания кадетского корпуса служил в Уланском генерал-адъютанта князя Чернышева полку. В 1854 году он был произведен в подполковники. В 1855 году принял участие в Крымской войне, за что был удостоен ордена Святого Владимира 4-й степени с бантом и Золотого оружия «За храбрость». В 1859 году Аркадий Панаев был произведен в полковники и вышел в отставку. В 1877 году были опубликованы воспоминания Панаева о князе Александре Сегеевиче Меньшикове – главнокомандующем сухопутными и морскими силами в Крыму, при котором он в молодости был адъютантом.

Будучи в зрелом возрасте Аркадий Панаев женился на Вере Николаевне Одинцовой, которая также происходила из военной семьи. Семья проживала в городе Павловске под Санкт-Петербургом. У них родилось четверо сыновей - Борис, Гурий, Лев и Платон которых отец воспитывал как будущих военных. Аркадий Панаев скончался в 1889 году (69 лет), его смерть переложила воспитание детей на вдову.

Верные традициям семьи и воспитанные в духе патриотизма, все четверо братьев пошли по стопам отца, Вера Николаевна не только не препятствовала их военным устремлениям, но и помогла им утвердиться в выборе. Борис, Гурий и Лев стали офицерами Ахтырского гусарского полка, а четвертый – Платон, избрал морскую службу.

Военное служение начал Борис, в 1887 году он поступил во Второй кадетский корпус. Когда в апреле 1889 года скончался Аркадий Александрович Панаев, он взял под свою опеку младших братьев. После смерти отца, Борис сосредоточился на учебе и стал одним из лучших кадетов на своем курсе. В 1890 году Лев, а в 1892 году Гурий также поступили во Второй кадетский корпус. Борис стал уделять их воспитанию и поддержке все свое свободное время.

В 1894 году после окончания Кадетского корпуса Борис поступил в Николаевское кавалерийское училище, которое окончил по 1-му разряду в августе 1896 года. Местом службы он выбрал 36-й драгунский Ахтырский полк, в который был зачислен эстандарт-юнкером. С первых же месяцев службы было отмечено его отличное служение. Уже в августе 1897 года Борис Аркадьевич был произведен в корнеты, а в 1901 году – в поручики. А об отношение солдат к своему командиру говорят письма тех из них, кого развела с ним военная служба: «Уведомьте нас, где наш батинька находится, в какой они сотне, их благородие поручик. Мы очень об них тужим и спрашиваем друг друга, где наш учитель. Мы очень желаем к ним попасть служить. Когда мы его повидим, обцеловали бы им ноги и руки, но верно мы их недостойны видеть»; «Если кто с ними хотя мало служил, то, если куда отправляют его, то он цельный день плачет и говорит: «куда я пойду от отца своего» - и не идет. Я жизнь положу за такого командира. У меня отца такого не было».

Борис Панаев выделялся глубокой религиозностью. Он нередко проводил ночи в молитвах, строго соблюдал посты и вел аскетический образ жизни. Религиозность была свойственна всем Панаевым.

Второй брат, Гурий, учился в Елизаветградском училище. Здесь многим запомнился случай, когда он - юнкер младшего курса, отнял у старших колоду карт и разорвал ее. «Дядько» - так называли его сослуживцы, так же, как в свое время называли и его отца. Самой большой его страстью были лошади. В своих кратких письмах домой Гурий обычно писал: «Мы и лошади здоровы». Превосходный наездник, Гурий принимал участие в скаковых состязаниях в Вене, где брал высокие призы. Отличными наездниками были и другие братья. Все три брата употребляли выигранные в конных состязаниях деньги на дела милосердия и паломничество по монастырям.

Третий брат, Лев, в родном корпусе был фельдфебелем и имел исключительное влияние на молодежь. Он был не только образцовым офицером, но иконописцем и большим книгочеем.

Борис Панаев получил боевое крещение в Русско-японскую войну, где дважды был ранен. Он совершил подвиг, о котором говорила вся армия. В одном из боев Панаев увидел, что вестовой, скакавший с донесением, ранен, и японцы хотят захватить его в плен. Под сильнейшим ружейным огнем, он доскакал до него и вывез раненого воина с поля боя к русским окопам. За подвиги в Русско-японской войне Борис Панаев был награжден орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, орденом Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом, орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». 13 августа 1905 года Борис получил чин штабс-ротмиста.

На основании своего боевого опыта после окончания войны им было написано несколько работ по военному делу. В частности, брошюра «Командиру эскадрона к бою». В ней Борис писал: «Раз решена атака, она должна быть доведена до конца. Поворот солдат во время атаки недопустим ни в каком случае, ни проволоки, ни волчьи ямы - ничто не служит оправданием «ретирады». Пагубно злоупотреблять атаками: отбитые и бесполезные развращают войска. Но когда часть уже пущена в атаку, она должна твердо помнить: «либо победа, либо смерть - другой исход атаки преступен напрасными потерями».

Началась Великая война (Первая мировая), братья Панаевы были уже опытными офицерами: трое служили в 12-м Ахтырском гусарском полку, а один на флоте. Борис Панаев отличился в одном из первых же боев, в котором и погиб. Православный писатель Евгений Поселянин (биограф братьев Панаевых, в дальнейшем причтенный к новомученникам российским) повествует об этом так. «Надо было идти под близким обстрелом через извилистую и длинную (две версты) плотину, ведущую к железнодорожному полотну, оплетенному проволокой. Атака этой позиции считалась невозможной.

Борис Панаев просил начальника дивизии разрешить ему атаковать двумя эскадронами. Он понесся в атаку, ведя свой эскадрон. Далее неслись 1,5 эскадрона под командой его брата Гурия. Убийственный огонь осыпал узкую плотину. Борис, уже раненый в ногу при подходе к плотине, летел с трубачом далеко впереди, с поднятой высоко шашкой, на своей любимой лошади Дрофа. Нога была раздроблена. Чтобы не упасть, он держался рукою за луку седла. К ней был прикреплен родовой образ Преображения Господня, перед которым ему суждено было погибнуть. Новая рана в живот. Он все держится в седле, все продолжает скакать на противника по крутому подъему, и крича: «С Богом, за Россию», через проволоку врубается в австрийские ряды. Изнемогает, но еще рубит. Успевает сказать трубачу, чтобы тот взял с него сумку с эскадронной иконой. Подскакивает к австрийскому офицеру, схватывает его за шею, но тот выстрелом из револьвера в висок сражает Панаева. Борис вел свой эскадрон в атаку и умер среди своих солдат-учеников».

В том бою австрийцы потеряли 80 человек убитыми и 50 пленными. Русские лишь одного человека – Бориса Аркадьевича Панаева. Борис Панаев погиб 13 августа и посмертно указом от 7 октября 1914 года был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

Уже через две недели в такой же атаке в Галиции погиб и второй брат, 35-летний штабс-ротмистр Гурий Панаев. В очередном бою Гурий Панаев, прорвав первую линию австрийцев, под огнем переплыл Днестр. «Выскочив на противоположный берег, он попал под огонь с близких дистанций, - пишет Евгений Поселянин. Оглушенный взрывами, ориентируясь только глазами, прорвался через цепь и мимо резерва. Один гусар был ранен и убита лошадь. Чтобы подобрать раненого Гурий соскочил с коня, наскоро перевязал и поднял на седло. Во время этих его действий австрийцы поступили очень благородно и не стреляли до тех пор, пока всадники не поскакали дальше.

Когда, доставив донесение, он узнал, что вызванная на помощь дивизия может выступить только к ночи, он вторично, уже с одним вестовым, прорвался сквозь расположения австрийцев и принес известие, что помощь идет и что если удастся удержаться на теперешних позициях с теми ничтожными силами, которые у нас были, то за это будет благодарна вся Россия. Это не входило в его задачу; Георгиевский крест был ему уже обеспечен, и он мог возвращаться сравнительно безопасно со штабом идущей на помощь дивизии. Это показывает, что Гурий вызвался на отважное предприятие не ради награды. Убит он был через две недели после Бориса».

29 августа густыми цепями наступала австрийская пехотная дивизия при поддержке сильного артиллерийского и пулеметного огня. Четыре эскадрона ахтырцев были пущены на них в атаку. Гурий Панаев скакал с пикой в руке. Две линии неприятеля были уже смяты. При прохождении третьей он потерял лошадь и действовал пешим, пока не был сражен пулей и осколком снаряда в грудь. Офицеры Белгородского полка видели, как тяжело раненый Гурий лежал на земле, держа за узду лошадь. Страдая, он успел крикнуть им: «Пошлите матери сказать, что я убит в конной атаке». Тело Гурия нашли через несколько дней с уцелевшим на нем каким-то чудом родовым образом Преображения, перед которым умер Борис. Как и подвиг Бориса, останется незабвенным и то мужество, с которым 33 гусара бросились в атаку на 1 000 неприятелей.

В этом же бою третий брат, ротмистр Лев Панаев, заслужил Золотое Георгиевское оружие за взятие конным ударом вражеских окопов и артиллерийских орудий. Пораженный двойным ударом судьбы – гибелью родных братьев, он, тем не менее, находит в себе душевные силы написать письмо утешения матери своего боевого друга Николая Флегонтовича Темперова, также погибшего в бою: «Господь Бог да пошлет Вам утешение в скорби и с праведниками упокоит чистую душу Николаши… через три дня рядом с ним я похоронил моего брата Гурия, который погиб тоже славной смертью во время атаки. Ранее, 13 августа, Господь таким же образом призвал моего старшего брата Бориса. Вот какие утраты, дорогая Мария Николаевна, понесли Вы и моя мама, положив на алтарь Отечества дорогие жертвы. Да поможет Вам в скорби Божия Матерь, пред крестом стоящая и взирающая на страдания своего Божественного Сына, как показано на Ее Ахтырской иконе».

Не прошло и нескольких месяцев, как Вера Николаевна получила третье страшное известие. 19 января 1915 года ее третий сын – 32-летний Лев Панаев совершил поистине беспримерный подвиг. Он со своими солдатами-кавалеристами остановил отступающий пехотный полк и, возглавив его, пошел по глубокому снегу в пешую штыковую атаку на пулеметы врага и захватил его неприступные оборонительные позиции ценой своей жизни. Посмертно его так же, как и братьев, наградили орденом Святого Георгия 4-й степени. Очевидец сражения писал: «…Не только атака противника была отбита, часть его позиций была взята, было захвачено много пленных, несколько пулеметов, но в этой атаке был убит наповал двумя пулями в печень ротмистр Лев Панаев».

Подвиг братьев Панаевых не только поразил всю патриотическую Россию, но и стал примером и призывом для всех – идти добровольцами на фронт. В родном для братьев Николаевском кавалерийском училище открыли мемориальную доску с описанием их подвига. Скульптор В. В. Лишев изобразил В. Н. Панаеву в виде боярыни, которая с трехстворным складнем-иконой и тремя мечами в руках благословляет склонившихся перед нею в виде древнерусских витязей трех сыновей.

Последний из братьев Панаевых – Платон, кадровый офицер российского военного флота, оставил морскую службу на Дальнем Востоке, где был командиром канонерской лодки «Сибиряк», чтобы отправиться на фронт и лицом к лицу сражаться с врагом. Известен отклик на этот поступок командующего 8-й армией генерала от кавалерии А. А. Брусилова, сказавшего, что Панаевы – истинно героическая семья, и чем таких больше, тем лучше.

Тем временем командование флота, желая сберечь жизнь последнего из братьев Панаевых, воспрепятствовало его отправке на фронт и отправило служить на морскую штабную должность в Петрограде. И тогда великая мать обратилась к его начальству с требованием немедленно отправить ее сына на фронт, где погибли его братья, и с оружием в руках отстаивать свое Отечество. Адмиралы, пораженные поступком Панаевой, не могли ей отказать и направили Платона Аркадьевича на одну из действующих эскадр Русского флота.

С 1 апреля 1916 года он уже участвовал в боевых действиях, а 2 апреля был подписан и широко обнародован императорский рескрипт о награждении Веры Николаевны Панаевой знаком отличия Святой Равноапостольной Ольги 2-й степени. Дальнейшая судьба младшего из братьев Панаевых неизвестна. Имеется лишь год его смерти – 1918 – роковой для многих русских офицеров, оставшихся верными своему долгу.

Первый же воспеватель подвига братьев Панаевых православный писатель Евгений Поселянин (в дальнейшем прославленный как новомученик), так завершил свое слово, посвященное братьям Панаевым и обращенное к будущим офицерам: «Господа, вы все будете служить. Многие из вас вскоре станут на поля сражений. Никогда, никогда не забывайте этих людей. Когда вы строитесь строем, и раздастся команда «равняйсь» вы все вглядываетесь в неподвижно стоящего правофлангового. Так пусть в строю вашей жизни праведная семья братьев Панаевых будет для вас правофланговыми. По ним равняйтесь. Дай вам Бог прожить и прослужить, как они … Для верующего нет смерти, а есть радостный напор вечно обновляющегося бытия. И эти в своей гибели бессмертные люди с вами, своими юными товарищами. Смотрят на вас и зовут вперед, вперед за собой. И в жизни, и в бою, все вперед и вперед, в лучезарные дали, к ожидающему Богу».

19 августа 2021 года