20 Апреля 2021, 20:36
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Подвижницы милосердия


Среди защитников Севастополя в Крымскую войну 1853-1856 годов была известна отважная сестра милосердия Даша Севастопольская. Основой ее подвига милосердия была бескорыстная помощь и самоотверженное служение людям.

Член Орловского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ» Александр Хлудеев рассказывает о людях и событиях, которые навсегда останутся в истории России. Сегодня - это сестры милосердия Дарья Михайлова и Юлия Вревская.

Родилась Даша (Дарья Лаврентьевна Михайлова, по мужу Хворостова) в ноябре 1836 года в селе Ключищи возле Казани, в семье матроса Лаврентия Михайлова. Мать ее умерла рано, а отец погиб в самом начале Крымской войны в Синопском сражении в ноябре 1853 года.

Оставшись сиротой после гибели отца, семнадцатилетняя Даша решила посвятить себя делам милосердия. Она отрезала косу, переоделась в форму матроса, продала все свое имущество и любимую корову, которая помогала ей выжить, и на все деньги купила фургон и лошадь, а также уксус (основное дезинфицирующее средство), корпию (выполняла роль ваты) и полотно для перевязки. Со всем этим она отправилась в сражающийся Севастополь, туда, где погиб ее отец. Во время всех испытаний с ней была икона Николая Чудотворца, которую она потом пожертвовала в храм своего родного села.

Прибыв в Севастополь, Дарья Михайлова уже в сентябре 1854 года начала свое служение - помощь раненым. Так в Севастополе появился первый передвижной перевязочный пункт. Ее фургон у местных жителей получил название «карета горя». Каждый день Даша вывозила раненых с поля боя. Для многих защитников она стала настоящим ангелом последней надежды.

Постепенно война подступила к самому Севастополю. Началась блокада. В суровые дни обороны Даша приспособила один из городских домов под госпиталь. К ней присоединились другие женщины. В импровизированный госпиталь севастопольцы приносили необходимые перевязочные материалы и еду. Трагедией для Даши стала гибель ее лошади. Командование Севастопольской обороны выделило ей новую лошадь, но какое-то время Дарья выносила раненых даже  на себе. Саму же девушку Господь хранил, во время своих подвигов она не получила ни одного ранения.

Узнав о самоотверженном служении Дарьи Михайловой, император Николай I наградил ее золотой медалью на Владимирской ленте с надписью: «За усердие» и распорядился даровать ей 500 рублей серебром. Для награждения такой медалью предполагалось наличие трех серебряных медалей, но для Даши государь сделал исключение. А еще 1 000 рублей былj обещано девушке «на обзаведение по выходу ее в замужество».

После Балаклавского и Инкерманского сражений 1854 года борьба за город перешла в затяжную стадию. К маю 1855 года войска антироссийской коалиции на полуострове насчитывали 175 тысяч человек, русские войска — 85 тысяч, в том числе 43 тысячи в районе Севастополя. В ночь на 28 августа 1855 года противник овладел ключевой позицией — Малаховым курганом, что предрешило исход Севастопольской обороны. Дальнейшая оборона города не имела смысла. Командующий войсками в Крыму генерал от артиллерии  князь Горчаков за одну ночь перевел свои войска на северную сторону. Город был подожжен, пороховые погреба взорваны, военные суда, стоявшие в бухте, затоплены. Союзники, однако, не решились преследовать российские войска, считая город заминированным, и только 30 августа вступили в Севастополь.

После оставления Севастополя осенью 1855 года Дарья вышла замуж за матроса Максима Хворостова, отслужившего свой срок. Она получила тысячу рублей серебром на обустройство быта, обещанные императором Николаем I, а приданое ей готовила сама императрица Александра Федоровна. В конце жизни, овдовев, Дарья вернулась в Севастополь. На Корабельной стороне города она прожила до конца дней. По воспоминаниям старожилов Дарья Лаврентьевна Хворостова умерла около 1892 года и похоронена на кладбище в Доковом овраге.

Замечательному примеру Даши Севастопольской последовали и другие женщины города – жены и сестры участников обороны. Медалями были награждены сестры Крыжановские – Екатерина, Васса и младшая одиннадцатилетняя Александра.

По просьбе хирурга Николая Ивановича Пирогова, которому требовались профессиональные медики, в Севастополь прибыли медсестры Крестовоздвиженской общины Петербурга. Всего прибыло три отряда сестер милосердия. Среди них были Екатерина Грибоедова - сестра писателя Александра Сергеевича Грибоедова, Екатерина Бакунина - дочь сенатора, внучатая племянница фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова и многие другие.

Народный герой Российской империи и Болгарского царства Юлия Петровна Вревская вершила свой подвиг милосердия во время войны за освобождение Болгарии. Юлия Петровна Вревская (урожденная Варпаховская) родилась 25 января 1841 года в селе Лубны Полтавской губернии в семье участника Бородинского сражения, генерал-лейтенанта Петра Евдокимовича Варпаховского и его жены Каролины Ивановны.

Училась Юлия Петровна сначала в Одесском институте благородных девиц, а затем, после переезда в 1848 году семьи в Ставрополь, в Ставропольском «Среднеучебном заведении Святой Александры для воспитания женского пола». В 1857 году она вышла замуж за генерал-лейтенанта барона Ипполита Александровича Вревского. Генерал Вревский -  человек большого мужества, был трижды награжден золотым оружием с надписью: «За храбрость». О нем говорили, «что он один стоит четырех кавалерийских дивизий». Но семейная жизнь Юлии Петровны оказалась очень короткой. Ипполита Александровича перевели во Владикавказ, и 20 августа 1858 года он был ранен мятежными горцами при штурме крепости Китури. Ипполит умер на руках молодой жены. У него осталось трое детей от предыдущего гражданского брака.

Юлия Петровна позаботилась о сиротах — она отправилась с ними в Тифлис и добилась присвоения всем незаконнорожденным детям, носившим до того фамилию Терские, фамилии отца с возможностью унаследовать отцовский капитал и помогла им устроиться в учебные заведения.

Оставшись вдовой в 20 лет, Вревская переезжает в Петербург. Император Александр II не оставил вдову прославленного генерала без внимания. Она становится фрейлиной при дворе императрицы Марии Александровны. За время ее придворной жизни баронесса Вревская сопровождала императрицу во всех ее зарубежных поездках.

В апреле 1876 года в Болгарии началось восстание, жестоко подавленное турецкими властями. Восстание вызвало отклик не только во владениях Османской империи. Международный резонанс вызвал погром в Салониках, где 24 апреля 1876 года толпа турок на глазах турецкого губернатора убила двух иностранных дипломатов (консула Франции и вице-консула Германии), которые дали убежище христианской девушке.

Действия турецких карателей в Болгарии возмутили европейскую общественность. В ответ на отказ Турции прекратить расправу, Сербия и Черногория объявили ей войну. Отставной русский генерал Михаил Григорьевич Черняев, участник Севастопольской обороны, даже без разрешения правительства выехал в Белград, где возглавил Сербскую армию. За ним отправились около 5 000 русских добровольцев. Российское правительство сделало последнюю попытку урегулировать балканский кризис мирным путем. По его инициативе шести европейских стран подписали «Лондонский протокол». Но все было тщетно. И тогда 12 апреля 1877 года император Александр II подписал манифест об объявлении  войны Османской империи.

В 1877 году, с началом русско-турецкой войны, Юлия Петровна решает ехать в действующую армию. На деньги, вырученные от продажи орловского имения (имение Мишково близ села Дубовик Малоархангельского уезда Орловской губернии), она снаряжает санитарный отряд из 22 человек – медсестер и врачей при Свято-Троицкой общине сестер милосердия. В отряд Юлия вошла рядовой сестрой милосердия.

С 19 июня 1877 года санитарный отряд Свято-Троицкой общины работает в 45-м военно-временном эвакогоспитале (г. Яссы, Румыния). Отряд усердно вершил дело милосердия. В день приходило до пяти поездов с ранеными.  Иногда число людей, нуждающихся во врачебной помощи, превышало 11 тысяч. Медицинского персонала не хватало. Вревская писала сестре: «Мы сильно утомились: до трех тысяч больных в день, и мы иные дни перевязывали до утра, не покладая рук». Кроме того, сестры милосердия раздавали лекарства, кормили тяжелораненых, заведовали кухней, следили за сменой белья. Особенно трудно было в декабре 1877 года. После четырех месяцев служения сестрам милосердия назначили отпуск, но Юлия Вревская, узнав, что из-за отсутствия средств и сестер милосердия, закрываются многие госпитали, отправилась в небольшое болгарское местечко Бяла.

В письме сестре Юлия Вревская писала: «Всякое утро приходится ходить за три версты в 48-й госпиталь. Сюда я временно прикомандирована с 20 ноября 1877 года, близ города Бяла. Условия в Бяле были тяжелые. Раненые и персонал размещались в сырых мазанках и бараках. На 400 раненых всего пять сестер». Но с болью и гордостью она говорила о русских солдатах: «Это жалости подобно видеть несчастных поистине героев, которые терпят такие страшные лишения без ропота. Живут в землянках, на морозе, на одних сухарях. Да, велик Русский солдат».

Князь Владимир Александрович Черкасский - уполномоченный при действующей армии от центрального управления Общества Красного Креста, передал от лица  императрицы приглашение Юлии Вревской: «Не хватает мне Юлии Петровны. Пора уже ей вернуться в столицу. Подвиг свершен, она представлена к ордену». Фрейлина лишь ответила императрице: «Мы здесь для того, чтобы помогать, а не получать ордена».

Когда раненых начал валить сыпной тиф, Вревская и здесь оказывала помощь. 17 января 1878 года она заболела тяжелой формой сыпного тифа. «Четыре дня ей было нехорошо, не хотела лечиться. Вскоре болезнь сделалась сильна, и она впала в беспамятство. И была все время без памяти до кончины. Очень страдала. Умерла от сердца, потому что у нее была болезнь сердца», - писала сестра Юлии со слов очевидцев.

Военный врач госпиталя в Бялу Михаил Павлов написал о Юлии Петровне: «Покойная баронесса Вревская в короткое время знакомства приобрела как женщина полную мою симпатию, а как человек – глубокое уважение строгим исполнением принятой на себя обязанности. Неоднократно посещал я больную, пока она была в сознании, как до болезни, так и в течение ее ни от больной, ни от кого из окружения я не слышал, чтобы она выражала какие-либо желания, и вообще была замечательно спокойна».

Юлия Петровна умерла 5 февраля 1878 года.  Раненые, которые и сами ухаживали за такой отзывчивой и нежной «сестренкой», выкопали могилу. Они же несли ее гроб. Ее похоронили в платье сестры милосердия около православного храма Святого Георгия в Бяле. Русская сестра милосердия Юлия Вревская отдала жизнь за независимость Болгарии. Каждый год в День Освобождения ее поминают во всех болгарских православных храмах.

Это о ней и ее подругах главноуполномоченный Общества попечения о раненых и больных статс-секретарь императора П. А.Рихтер писал: «Русская женщина в звании сестры милосердия приобрела почетную славу в минувшую кампанию, стяжала  неотъемлемое, всенародное признанное право на всеобщую признательность и уважение как лучший друг солдата посреди страданий и болезни».

Военный врач Михаил Павлов неоднократно посещал больную Вревскую, он писал: «Не принадлежа, в сущности, к общине сестер, она, тем не менее, безукоризненно носила красный крест. Со всеми безразлично была ласкова и обходительна, снискала себе общее расположение. Смерть Юлии Петровны произвела на нас всех, оторванных, подобно ей, от всего нам близкого, тяжелое впечатление». Имя баронессы Юлии Петровны Вревской вошло в историю как символ и человеколюбия, и небесного облика сестры милосердия. В слове на погребение Юлии Петровны Вревской было сказано: «Без таких женщин Россия была б не Россия, а сокровенная Русь не была б Святой Русью».

5 марта 2021 года