09 Декабря 2021, 15:37
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Судбищенская битва


Судбищенская битва, произошедшая 24-25 июня 1555 года в окрестностях села Судбище (ныне Новодеревеньковский район Орловской области) между татарско-турецкой ордой крымского хана и русскими войсками под командованием воеводы Ивана Васильевича Шереметева-Большого закончилась победой русского оружия и во многом определила судьбу России как свободного и независимого государства.  

Член Орловского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ» Александр Хлудеев ведет рубрику «Славные страницы нашей истории» и рассказывает о людях, имена и подвиги которых навсегда останутся в истории России.

Судбищенская битва стала первой битвой, когда Московское государство, только что захватившее Казань, не просто отбивалось от татар, а перешло на опережение и перенесло непрерывную войну со своей территории в Дикое Поле.

Желая остановить казанский поход Ивана Грозного, крымский хан Девлет Гирей в июне 1552 года совершил набег на Тулу. И под стенами Тулы, и в битве на берегах реки Шиворонь татарская орда была полностью разгромлена русскими войсками. После этих поражений, между крымским ханом и Иваном Грозным наступило шаткое перемирие.

Хан Девлет Гирей хотя и прислал русскому царю «шертную» грамоту с заверениями в дружбе, но требовал дани, угрожая новым нападением в случае отказа. На что Иван Васильевич отвечал, что мы «не покупаем дружбы» и отправил в Крым грамоту с извещениями о завоевании Казанского ханства и Астрахани. А чтобы иметь защиту от Дикого Поля со стороны Тулы в 1553 году на возвышенном берегу Шиворони была заново построена дубовая крепость — город Дедилов, разоренный татарами еще в XIII веке.

Весной 1555 года крымский хан собрал большое войско и готовился выступить на Русь. Учтя уроки своего первого похода на Русь, начавшегося без предварительной разведки и маскировки (его войска были обнаружены дозорными-казаками уже при переправе через Северный Донец), он предпринял отвлекающий маневр и выступил в поход, якобы, на пятигорских черкесов, которые к тому времени уже приняли покровительство русского царя.

Узнав о намерениях крымского хана, весной 1555 года, царь Иван Васильевич, чтобы помочь союзным черкесам, решил направить экспедиционный корпус под командованием воеводы Ивана Шереметева, чтобы захватить татарские табуны, находившиеся на Мамаевом лугу (степном пространстве в низовьях Днепра). Приговорили «послати на крымские улусы воевод боярина Ивана Васильевича Шереметева со товарыщи».

Шереметев воевода был опытный и осторожный. В поход отбирали опытных бойцов. Из Москвы и близлежащих городов шли «дети боярские московских городов выбором». Кроме того, к ним в помощь собирались «северских городов всех и смоленских помещиков выбором лутчих людей». Основные силы собирались в Белеве, вспомогательные в Новгороде-Северском. В общей сложности у Шереметева было около 13 тысяч ратников.

Царь приказал воеводе Шереметеву с войском выступить из Белева Муравским шляхом к татарской крепости Перекоп в «Мамаевы луга, чтобы отогнать стада ханские». Этот поход можно считать первым походом на Крымское ханство. Нападение Шереметева должно было отвлечь хана от похода и заставить его возвратиться в Крым, тем самым обеспечить защиту и пятигорским черкесам и русским землям.

На Троицу 1555 года русское войско вышло из Белева, двигаясь на юг - через города Чернь и Ливны. Войско шло тремя полками. Большим полком командовал сам старший воевода боярин Иван Васильевич Шереметев вместе с окольничим Львом Андреевичем Салтыковым. Передовой полк находился под командованием окольничего Алексея Даниловича Басманова и Бахтеяра Зюзина. Сторожевой полк вели Дмитрий Михайлович Плещеев и Стефан Сидоров.

Сам царь в дальнейшем выступил из Москвы вместе с князем Владимиром Андреевичем Старицким, казанским ханом Симеоном, боярами и другими воеводами к Коломне, где уже стоял князь Иван Федорович Мстиславский со своим войском. Из Коломны полки Ивана Грозного пошли на Каширу, где переправились через Оку и затем спешно двинулись к Туле. К этому времени слух о походе войска Ивана Грозного из Коломны на Тулу уже распространился среди населения южных пределов Русского царства, дошел он и до татар.

Хан Девлет Гирей вел шестидесятитысячное войско, усиленное отрядами турецких янычар и султанской артиллерией. Хан, достигнув Изюмского кургана, переправился через Северский Донец и устремился по Изюмскому шляху к Туле. Русская разведка, действовавшая в степи, обнаружила татар на переправе через Северский Донец и послала гонца к  своим. 22 июня 1555 года гонец Иван Григорьев встретился с отрядами Шереметева, который к тому моменту собрал силы, шедшие из Белева и Новгород-Северского в единую рать. Воевода Шереметев повернул на север, вдогонку за ханом, прошедшим ранее по Изюмскому шляху.

Шереметев догнал крымскую орду и нанес удар по шедшему за основными силами обозу. Налет на ханский обоз оказался успешным. По Никоновской летописи Шереметев взял «лошадей с шестьдесят тысящ да аргомаков з двесте да восемьдесят верблюдов». Татары оказались без необходимого для набега и обеспечения маневренности армии транспорта. Поход на Москву уже был сорван. В тот же день Шереметев отправил добытые табуны двумя большими табунами в сторону Мценска и Переяславля-Рязанского. Так как добыча была огромной, сопровождать ее воевода отправил примерно половину своих сил.

Когда Девлет-Гирей узнал, что обоза у него больше нет и утрачена половина лошадей, а главные силы русских во главе с самим царем идут к Туле, он повернул назад, навстречу идущему за ним Шереметеву. Татары и русские встретились у села Судбище, в месте, где сходятся два основных шляха, по которым татары ходили в походы на Русь.

Бой начался 24 июня около полудня, когда передовые отряды татар столкнулись с русскими. Сначала дело пошло хорошо для русских, так как татары растянулись и вступали в бой по частям. Татары атаковали, русские контратаковали, конная атака следовала за атакой, и так продолжалось около 6 часов. Первый день в целом для русских завершился успешно, потому что «передовой полк царев и правую руку и левую потоптали и знамя взяли Шириньских князей».

Вечером и ночью русские соорудили в дубраве «гуляй-город» из обозных телег и поваленных деревьев. Это укрепление на следующий день сыграло свою значительную роль. Ранее Шереметев послал гонца к ушедшим с добычей, сообщив, чтобы те срочно возвращались назад и значительная часть, успела вернуться. В общей сложности у Шереметева собралось около 7 тысяч человек против  60 тысяч татар.

Девлет-Гирей поначалу хотел уходить и не связываться с русскими. Но когда он понял, что отряд перед ним небольшой, то решил продолжить сражение. Поэтому утром 25 июня татары пошли в атаку. Сначала все продолжало идти хорошо для русских. Потому что (как писали султану турки присутствующие в войске хана), «войско татарское потеряло дух и пришло в расстройство ханские сыновья калга Ахмед-Герай и Хаджи-Герай, пять султанов в бесчисленное множество знатных а простых ратников мусульманских пали под ударами неверных. Совершенная гибель была уже близка, хан же един остался между янычары. Бо было с ним аки тысяща с ручницами не мало». В общем, около Девлет-Гирея осталась только вооруженная огнестрельным оружием гвардия. А ручницы это мини-пушки.

В дальнейшей атаке воевода Шереметев был тяжело ранен. Вдобавок под ним убили коня. Татары чуть было не захватили раненого воеводу в плен, но дружинники смогли отбить его. Вот только, как это часто бывало в те времена, раньше, да и много позже – гибель военачальника оказалась началом конца. Русские дрогнули. А татары наоборот приободрились и пошли вперед.

Через пару часов «большую половину войска христианского разогнаша татаровя, одных побиша, храбрых же мужей не мало и живых поймано». Те, кто побежали, попали в плен. Но побежали далеко не все, потому что помнили про опорный пункт в дубраве. И тут на первый план выходит помощник Шереметева Алексей Данилович Басманов. Он и еще один воевода Сидоров собрали вокруг себя людей и отступили в «гуляй-город».

По летописи Басманов «велел тут бити по набату и в сурну играти». Собралось  до 5 тысяч человек. И вот этот «гуляй-город», в котором засели русские под командованием Басманова, татары взять так и не смогли, хотя ходили на приступ три раза. Второй воевода, командовавший отступившими русскими, Сидоров в ходе боя получил огнестрельное ранение из пищали. Это была его уже вторая рана за день. Укрепление татары так и не взяли.

К вечеру атаки были свернуты. Хан опасался, что у него в тылу – основные силы русских. Он не знал, что они только подходили к Туле. Девлет-Гирей распорядился отступать и уходить на юг. Через сутки татары были уже у реки Сосны, в 90 км от места боя. Турецкие летописные источники XVI века сообщают: «Некто безбожный, неверный, который по своей кабаньей отважности, собачьему бешенству, называемый Шеремед, со своими чертями-собратьями облил головы правоверных железным дождем и помел огненными метлами свинца».

Между тем царь уже был возле Тулы, когда ему сообщили, что, якобы, Шереметев разбит, а хан будто бы идет к Москве с огромным войском. Многие бояре советовали ему уйти назад, за Оку, и там ждать татар. Другие говорили, что надо продолжать движение вперед и попытаться спасти Шереметева с его отрядом. Царь принял решение идти в Тулу. Туда же вскоре прибыл и раненый Шереметев с остатком своего войска. Иван Васильевич наградил всех участников отчаянной битвы, сражавшихся за все русское войско. В сражении погибло примерно пять тысяч русских воинов, но втрое больше татар и турецких янычар.

Ввиду больших потерь, крымский хан нуждался в определенной передышке для восстановления сил. Стратегическая инициатива осталась на стороне Русского государства. В дальнейшем, в битве при Молодях, оно нанесло по Крыму новый, еще более мощный, удар.

11 июня 2021 года