18 Сентября 2021, 01:59
  • Патриотизм –
    это деятельная любовь к Родине
  • Справедливость для всех –
    счастье для каждого
  • Патриотизм выше политики
  • России нужен Национальный прорыв
  • В центре внимания государства
    должен быть человек
В России работает
80
региональных отделений
Партию представляют более
600
депутатов разных уровней

Валентин Катаев о братьях Игнатовых: «Какие люди! Разве можно победить народ, воспитавший таких людей»


На территории Краснодарского края в годы оккупации (июль 1942 - октябрь 1943 г.г.) активно сражались с врагом партизанские отряды и подпольные группы. Всего за время войны на Кубани было создано и успешно действовало 85 партизанских отрядов.

Член Орловского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ» Александр Хлудеев ведет рубрику «Победа в лицах». На этот раз он рассказывает о героях Великой Отечественной войны 1941-1945 годов братьях Игнатовых, которым посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

После взятия Краснодара войсками вермахта в лесах и гористой местности Краснодарского края появились партизаны. Уже практически сразу они стали наносить ощутимый урон живой и материальной силе противника. 19-го августа 1942 года, в засаду попали передовые части егерей, предназначенные для прорыва к Туапсе. Возле станицы Смоленской партизанами было уничтожено 48 солдат, броневик и три автомашины.

В начале сентября из станицы Новодмитровская была направлена крупная колонна немецких войск с боеприпасами и продовольствием. Колону сопровождали автомашины с автоматчиками и три танка. Въехав в лесной массив, головной танк стал для профилактики обстреливать кусты из пулемета и пушки. Вдруг раздался взрыв – танк подорвался на мине, а в немецкую колонну из кустов полетели гранаты и бутылки с зажигательной смесью, ударили пулеметы. Второй танк, находящийся в середины колонны, попытался развернуться, но у него взрывом повредило гусеницу, и он остановился. С ходу на него наскочила и взорвалась ближайшая машина с боеприпасами. Третий танк, шедший в хвосте колонны, найдя сход с высокого шоссе в глубокий кювет, сумел зайти в тыл партизанам и готовился открыть огонь, но подросток, которого партизаны оставили наблюдателем, бросился на перехват танка и смог двумя гранатами его подорвать.

В этот момент подъехала вторая колона немцев. Они, десантировавшись с машин, стали охватывать место засады. Но в бой вступил отряд прикрытия, и партизаны, избежав окружения, отступили в лес.

Эти засады устраивал отряд под командованием Петра Карповича Игнатова по прозвищу «Батя». Отряд этот был уникальный, такой, какого не было больше нигде во время Великой Отечественной войны. Действовал он на территории Краснодарского края с 6 августа 1942 по 17 февраля 1943 года. Бойцами отряда были в основном научные и инженерно-технические работники — 36 из 58 бойцов этого отряда имели высшее образование, а четверо даже обладали учеными степенями. Командиром отряда был 58-летний директор Краснодарского химико-технологического института жировой промышленности Петр Карпович Игнатов.

Петр Карпович был старым большевиком-подпольщиком, активным участником революции и Гражданской войны. Его жена Елена Ивановна, медик по образованию, тоже член партии большевиков — была верным и надежным спутником своего мужа-революционера. Вместе они вырастили и воспитали троих замечательных сыновей, двое из которых — Евгений и Гений - героически погибли во время выполнения боевого задания, отдав свои жизни за свободу советского народа.

Создать партизанский отряд предложил Евгений Игнатов, старший сын Петра Карповича. Отец же, имеющий опыт партизанской борьбы, еще по Гражданской войне, поддержал сына. А после создания отряда и возглавил его. В отряде была вся его семья, за исключением среднего сына Валентина, который воевал в Крыму.

Старший сын Игнатовых Евгений родился в 1915 году, окончил школу №98 города Краснодара, учился во Всесоюзном институте маслобойно-маргариновой промышленности, после окончания института работал инженером на комбинате «Главмаргарин». В 1939 году он вступил в ВКП(б).

Самый младший — Гений (Геннадий) Игнатов родился в 1925 г. и к началу войны успел окончить только 8 классов школы №98 города Краснодара. Гений, младший сын Игнатовых, был одним из лучших бойцов отряда. Он отличался и в боях, и в разведке. Это именно он подбил тот танк, который заехал партизанам в тыл. Подросток не вызывал у немцев подозрений, и он беспрепятственно проходил в оккупированные деревни. К тому же его агентурная сеть, созданная из пионеров и комсомольцев, приносила информацию о противнике все по той же причине: немцы не воспринимали всерьез подростков.

Однажды в станице Смоленской Геня со своим другом Павликом закидали гранатами немецкий штаб. Прячась в кустах, ребята огородами подползли к дому, в котором шла офицерская пьянка. Вдоль стены ходил часовой. Когда часовой повернул за угол, ребята бросились к дому и швырнули в окна гранаты. Поднялась паника, немцы стали беспорядочно стрелять. Но парнишки уже успели скрыться в кустах и благополучно ушли в лес. На обратном пути в отряд им удалось отбить у румын телегу с продовольствием, запряженную двумя волами, и даже взять одного из них в плен. В другой раз подростки отбили у немцев стадо коров в 150 голов, которое они смогли привести в отряд.

Вот что рассказывает Петр Карпович Игнатов о своем отряде: «Мой отряд почти целиком состоял из представителей кубанской интеллигенции. В него входили директора высших учебных заведений и крупных промышленных предприятий Краснодара, научные работники, инженеры, высококвалифицированные рабочие. Отряд имел своего рода «производственный» профиль — мы были минерами-диверсантами. Взрывали мосты, электростанции, склады, пускали под откос немецкие поезда. Вот «текущий счет» отряда. Взорвано и разрушено: 15 паровозов, 392 вагона с войсками и грузами, 41 танк, 113 автомашин, свыше 100 мотоциклов, 34 моста и уничтожено свыше восьми тысяч оккупантов. Наш отряд был своеобразным «партизанским комбинатом». Мы имели свои фактории, свое большое хозяйство. Наши мастерские — минные, кузнечно-механические, столярные, сапожные, портновские — обслуживали не только наш отряд, но и наших соседей-партизан. В тылу у немцев, в горной глуши, мы открыли «минно-диверсионный университет», где проходили практику минно-диверсионной работы кубанские партизаны. Усилиями Елены Ивановны Игнатовой были оборудованы два госпиталя, которые обслуживали все партизанские отряды в округе». Потери же самого отряда составили — 5 человек, из них один — погиб в бою, двое — пожертвовали собой (братья Игнатовы), двоих выдали полицаи и 2 были тяжело ранены.

Отряд действовал в то время, когда гитлеровцы рвались к Баку и концентрировали у себя в тылу «армию вторжения» в Иран, в Индию. Вот по этому тылу и бил партизанский отряд Игнатова. Одной из важнейших задач отряда была разработка новых минно-взрывных конструкций и технологий диверсий для повышения эффективности действий всех советских партизан. И такие конструкции и технологии действительно были созданы членами отряда «Батя». Они успешно применялись и широко распространялись среди партизанских отрядов не только на Кубани, но и на Украине, и в Белоруссии.

Вот несколько примеров диверсионных решений, разработанных в отряде (одним из самых активных изобретателей был Евгений Игнатов). Комплексное минирование – когда не ограничивались одной мощной миной для взрыва основного эшелона, а, зная, что к месту крушения тут же прибудут два вспомогательных поезда с двух сторон, закладывали две вспомогательные мины по разные стороны от основного места взрыва. Также, зная, что к месту произошедшей диверсии немедленно выедут грузовики с гитлеровцами, на всех прилегающих к точке диверсии дорогах устанавливали взрывные фугасы. Дополнительно минировали не только трассы, но и обходные пути, в том числе и для живой силы противника. В итоге при таком комплексном минировании в течение часа после первого взрыва срабатывали и все остальные заряды, и нанесенный противнику урон возрастал во много раз.

Если партизанам требовалось уничтожить линию дзотов (древесно-земляные огневые точки), то поступали так. Опытный стрелок-снайпер выжидал, когда в расположении немцев покажется офицер. Появился — выстрел, офицер падает. Тут второй снайпер отряда наготове — он поражает немецких рядовых, бросившихся к упавшему офицеру. Выбегают еще солдаты — и тут же падают рядом. Тут из разных дзотов выскакивают немецкие минометчики с ротными минометами и бросаются в тыл своих дзотов, чтобы оттуда накрыть партизан минами, но там заблаговременно были установлены мины, и минометчики взлетали на воздух. И так повторяется до полного уничтожения этого огневого комплекса.

Немецкое командование боролось с партизанами, но получалось это малоэффективно. Партизаны из отряда Бати были изобретательны. Например, перед паровозом воинского эшелона немцы начали цеплять три платформы с булыжником, весом своим имитирующие паровоз. Мины в то время были преимущественно нажимного действия, рассчитанные на определенный вес. Планировалось, что если взорвутся передние платформы, то сам состав не пострадает. Параллельно вдоль полотна эшелон сопровождали машины охранения. Казалось бы, все предусмотрели. Но партизаны и тут нашли простейшее решение - они заложили шесть больших фугасов цепочкой, так, чтобы от взрыва крайнего сдетонировали и остальные.

Отряд Игнатьева имел на своем боевом счету даже сбитые самолеты! Немцы, будучи не в состоянии унять партизан с земли, бомбили места предполагаемых стоянок партизан. Но, благодаря отличному знанию местности и маскировке партизан, все время впустую. Партизанам были нужны самолеты противника — как источник проволоки для мин натяжного действия. Для захвата самолетов партизаны действовали так. Они поднимались на вершину горы у входа в ущелье, по которому летал самолет, и когда мимо них летел фашист, они из легкого стрелкового оружия давали залп, который поражал пилота.

Братья Игнатьевы погибли 10 октября 1942 года на 22-м километре железной дороги Краснодар—Новороссийск. Отряд получил задание: взорвать вражеский эшелон. Рассказывает об этом сам командир партизанского отряда, их отец: «Нам предстояло взорвать поезд и одновременно минировать шоссе и дорогу, идущую параллельно полотну, чтобы закупорить фашистам путь к Новороссийску. Мы решили рвать поезд не так, как чаще всего рвали до сих пор - натяжным способом. Нашу новую железнодорожную мину - сочетание тола и противотанковых гранат — должен был взорвать сам паровоз. И в то же время легкая автодрезина, обычно идущая в разведку перед поездом, должна пройти над миной благополучно. Весь секрет был в тяжести, передаваемой через рельсы в минный заряд. Это была наша новая, усовершенствованная мина. Надо подползти к железнодорожному полотну, отыскать вибрирующий конец рельса, выкопать ямку и заложить в нее минный заряд. Потом надо тщательно замаскировать мину и отползти в сторону. И все это в темную ночь, между обходами немецких часовых. Мина на полотне почти готова. Остается выдернуть последнюю чеку у предохранителя. До прихода поезда еще много времени. Но эшелон пошел вне расписания. Из-за поворота, на всех парах идет тяжелый состав. А рядом с ним по шоссе мчится броневик прикрытия. Что делать? Уходить в горы! Но в «волчьем фугасе» на полотне еще не снята чека предохранителя. Шоссе свободно. Враги ворвутся на него. Они зажмут нас в клещи.

Мимо меня стремительно пробегают мои сыновья. Евгению 27 лет, а Геннадий совсем мальчик. Заряжая на ходу последние мины, они бегут к шоссе, быстро минируют обе колеи и выскакивают на полотно. Паровоз уже рядом. Ребята бросаются к поезду. Разве можно в этой кромешной тьме найти чеку предохранителя? Нет, они задумали другое. Они хотят бросить под поезд около мины противотанковые гранаты, чтобы от детонации взорвался «волчий фугас». Я бегу за детьми. Поздно! Одна за другой рвутся две гранаты. И тотчас взрывается мина. Взрывная волна отбрасывает меня назад. Я вижу, как лопнул котел паровоза. Падая под уклон, вагоны лезут друг на друга, погребая под собой немцев. Новый взрыв. Это летит в воздух броневик на шоссе. За ним рвется второй. Взрывы следуют один за другим. Теперь мины уничтожают машины на боковой дороге. У полотна, освещенного заревом пожара, лежат тела моих сыновей - Евгения и Геннадия. Мы забрали их израненные останки и погребли их в близлежащем лесу».

Братья погибли на глазах отца. По донесению подпольщиков, при крушении этого состава погибло 500 немецко-фашистских солдат, да еще после разбирательства немцы расстреляли всех охранников, отвечавших за безопасность движения — 65 человек.

Писатель Валентин Катаев в своем рассказе, посвященном семье Игнатовых, пишет: «Какие люди! — думаю я. — Какие люди! Разве можно победить народ, воспитавший таких людей». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1943 года Евгению Петровичу Игнатову (20.08.1915 г. — 10.10.1942 г.) и Гению (Геннадию) Петровичу Игнатову (20.03.1925 г. — 10.10.1942 г.) было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Первое захоронение тел братьев было недалеко от железной дороги. На месте, где они геройски погибли, в поселке Баки Северского района установлен памятник. В 1943 году, уже в освобожденном от оккупантов Краснодаре, их перезахоронили в Екатериненском сквере. А еще через 10 лет, в 1953 году, их перезахоронили на воинском мемориале Всесвятского кладбища Краснодара. Их именами названа библиотека, теплоход, школы в Краснодаре и Геленджике. В Краснодаре одной из первых улиц, которая была названа в честь героев Великой Отечественной войны, была улица братьев Игнатовых. В день 75-летия со дня гибели Игнатовых в школе №98, где учились братья, прошел концерт-реквием, а в Краснодарской краевой детской библиотеке, носящей имя героев с 1943 года, творческая встреча. К месту гибели и месту захоронения на Всесвятском кладбище ученики возложили цветы в знак благодарности и вечной памяти. Вечная память и слава героям, павшим в боях за нашу Родину и всем участникам Великой Отечественной войны.

28 мая 2021 года